ФЭНДОМ


Справочная информация по наиболее заметным культам сеттинга. Также содержит новые психосилы и приключение из серии Наследие Хаарлока - The House of Dust and Ash.

Структура

  • Глава I - Тени звезды-тирана. В этой главе вы найдете обрывки материалов касающихся Propheticum Hereticus Tenebrae, пророчества о Звезде-Тиране.

Художественный пролог

Во рту почувствовался горький вкус яда, но носовую полость наполнил сладкий аромат, когда он проглотил отраву. "Теперь я действительно покойник", - подумал он и поставил обратно на поднос осушенную чашу перед железной старухой.

- Благодарю вас, инквизитор Геррод, - сказала старая развалина и подняла усиленную руку, чтобы показать электротатуировку, сияющую бледным голубым светом на ее сморщенной ладони. Геррод поднял свою руку, и его ладонь со свежей электротатуровкой с изображением чаши Тиранийского кабала засияла звездным ореолом.

Ему дозволили пройти глубоко внизу под палатами и судебными помещениями Бастиона Серпентис, миновать величественные врата с изображением триумфа Императора над змеем, сквозь которые лишь носитель печати мог пройти, и еще глубже в катакомбы внешнего архива, где хранились малые секреты. Даже на этих внешних уровнях, каждый его шаг сопровождали дула пушек и шум гусениц вечно бодрствующих часовых сервиторов, сенсоры которых были настроены на уничтожение ведьм. Подобные меры не являлись чем-то из ряда вон выходящим в крепости Святых Ордосов, их присутствие его не беспокоило. Как только он приблизился к освещаемой факелами филенчатой двери в этой глубочайшей потайной темнице и увидел углубление, где находилась эта старуха, сторожившая вход, он ощутил, как непривычный страх возникает в его натренированном разуме: что ждет меня за ними, и что произойдет дальше, после получения такого знания?

- У тебя есть время до тех пор, пока не иссякнет песок, - произнесла старуха, перевернув две склянки окованных железом песочных часов. Старуха отдала одну Герроду, а другую поместила на поднос рядом с осушенной чашей с ядом. - Ты должен вернуться и сделать второй глоток, но уже лекарства, если не желаешь стать покойником, - объяснила старуха с каким-то наслаждением, в стекле часов отразилась холодная синева ее глаз. Она улыбнулась, но не как простой сервитор, а нечто древнее и куда худшее.

Геррод кивнул, и дверь во внутренний архив раскрылась подобно бронзовому цветку. Там царила кромешная тьма, и сперва он даже не заметил хранителя, пока с шипением газа тот не зажег факел. Геррод посмотрел на длинную фигуру, вырисовавшуюся перед ним. Лицо было мертвым, восковая кожа была натянута поверх латуни.

- Что вы ищите? - спросило оно голосом таким же сухим и мертвым как и его лицо.

- Информацию касательно вот этого, - сказал Геррод и показал артефакт. Многие погибли ради обладания им, и инквизитор был в большом долгу перед Марром за то, что он достал этот артефакт из Дома пыли и пепла.

Он лишь надеялся, что эта вещь стоила пролитой за нее крови. Хранитель задержался на мгновение и затем со щелканьем часового механизма его искусственный скелет начал сгибаться, пока его мертвое лицо не оказалось на одном уровне с предметом.

- Тут есть несколько ссылок, множество возможных упоминаний и значений. Я могу только показать вам, где вы должны искать. - Внезапно, полностью выпрямившись во весь свой чудовищный рост, хранитель развернулся и двинулся во тьму. Геррод последовал за ним, бесшумно и медленно летящим к ожидающей кабине подъемника.

Они спускались через помещения, окруженные отверстиями оканчивающихся тьмой коридоров. Это было сродни спуску по дулу заряженной пушки или неподвижного механизма древнего замка. Повсюду вокруг хранились секреты, перемежаемые с ложью и возможными ересями и ужасной правдой, все было заключено здесь во тьме.

Наконец, кабинка остановилась, купаясь в лучах бледного света. На границе видимости Геррод смог увидеть освещенную поверхность, очертания форм и сооружений медленно появлялись в поле зрения, как только его глаза приспособились к темноте. Холодные женственные очертания, выгравированные в камне цвета белой луны, уставились на него, руки скрестились в знак аквиллы над мягкими выгравированными краями ее робы. Посмотрев в безмятежное лицо, огромное и великолепное, он понял, кем она была, на чей склеп он смотрел - Кассильда Когнас, мертвая легенда, стоящая на страже самой старой и опасной секции тиранийского архива, служа кабалу после смерти, она продлила себе жизнь. Он глянул на предмет в своей руке. Артефакт завел его дальше, чем он мог и мечтать.

Дверь кабинки отворилась на шарнирах, и хранитель жестом предложил Герроду двинуться во тьму снаружи, передавая газовый факел ему в руки.

- Ступай. Я не могу пройти здесь, - произнес он своими мертвыми губами, и после паузы сказал. - Я вернусь до того как песок иссякнет. Когда это случиться ты либо будешь здесь, либо присоединишься к мертвым.

Геррод вышел, и кабинка начала подниматься ввысь в темноту. Оставшись один, он мог чувствовать тяжесть судьбы, осколков записанного здесь будущего и зверств прошлого, заключенные здесь знания пребывали в ожидании быть собранными по какой-то тайной схеме. Но с чего же начать? Менее чем за час пребывания здесь было отдано столько жизней, я не смею тратить его попусту! С каждым ударом сердца он становился ближе к смерти, простая концентрация внимания или ненужное любопытство могут стать причиной гибели. В Кабале предусмотрели это. Как только он ступил во тьму, с факелом в руках, он услышал голос, загадочный и дразнящий. Он звучал, как если бы раздавался с огромного расстояния сверху, и в то же время, он звучал словно шепот над ухом. Что это? Хранитель, старуха или нечто другое?

- Ты найдешь то, что ищешь, Геррод! Ты здесь. И всегда был здесь.