ФЭНДОМ


Если записи, предшествующие Эре Раздора, можно назвать отрывочными, то те, что относятся непосредственно к упомянутому периоду – просто пылью. Из того немного, что известно, можно заключить, что имели место быть два катастрофических события. Во-первых, появление неконтролируемых псайкеров породило нашествие варп-сущностей и эпидемию демонического заражения на множестве миров. Этой участи сумели избежать только те планеты, где псайкеры подвергались тщательнейшему контролю или даже гонениям. Во-вторых, галактику поглотили колоссальные варп-шторма, сделавшие межзвездные перелеты практически невозможными. Так, практически внезапно, первая громадная Империя Человека рассыпалась на отдельные миры, быстро деградировавшие в технологическом плане. Почуяв слабость Человечества, грязные чужаки вторглись и поработили множество уцелевших анклавов, в то время как оголодавшие демоны варпа разделались с остальными.

Даже Марс и Земля были осаждены, и первое время боролись друг с другом за обладание немногими оставшимися в Солнечной системе ресурсами. Однако массовый голод быстро опустошил громадные населения обоих миров, а ослабленные остатки скатились до состояния техноварварства, когда отдельные диктаторы грызлись ради господства за территории. Судя по всему, технологии, которые обеспечивали возможность жизни на Марсе, были либо забыты, либо утеряны, процесс терраформации нарушился, и планета оказалась на грани вымирания. Со слов техножрецов, именно в этот темнейший час среди Марсиан зародилась новая вера. Это была вера выживания, основанная на самозабвенной преданности высшей цели, она объединила последних истинных людей перед лицом подступающей анархии. Наука стала их религией, и Культ Бога-Машины возник, чтобы стать их оберегом от надвигающейся тьмы.

Восхождение Бога-Машины

Основная статья: Омниссия.

Говорят, что первые последователи Бога-Машины взяли на себя ужасный риск и отправились разыскивать фрагменты технологий в свои разоренные города. Со слов техножрецов, обретенные на руинах знания помогли предкам создать защищенные анклавы, где они укрылись от затяжных радиоционных бурь. Постепенно, шаг за шагом они восстанавливали рециркуляторы кислорода, уловители влаги и пищевые процессоры, необходимые для долгосрочного существования на вдруг ставшем враждебном Марсе.

В анклавах едва хватало места для последователей Бога-Машины и, разумеется, его не было вовсе для неверующих. Можно предположить, что мутанты и мародеры часто нападали на поспешно возведенные убежища, и, возможно, некоторые из самых ранних были стерты с лица планеты, но после каждого такого случая последователи Бога-Машины учитывали свои ошибки и отстраивались заново. Культ Бога-Машины требует от своих сторонников абсолютной преданности и готовности к самопожертвованию, не удивительно, что для них действующий механизм стал дороже жизней множества людей.

Из самых ранних записей следует, что со временем сила и уверенность Духовенства Марса возросли, и разрозненные анклавы начали объединяться и делиться знаниями. Каждая неполная база данных или испорченный документ были тщательно сохранены и добавлены в их хранилища постижения. Каждая сломанная машина была обследована, каталогизированная и подобрана. Для последователей Бога-Машины факт их выживания в темные времена стал ни чем иным как чудом, событием, вдохновленным божественным провидением Бога из Машины, Deus Ex Mechanicus. Мудрецы, наделенные величайшим пониманием технологий начали считать себя техножрецами, пророками, способными толковать волю Бога-Машины по треску когитаторов и завываниям компрессоров. Наградой за их преданность вере стало всеобщее признание: техножрецы могут общаться с машинными духами, живущими в каждом механизме, и убеждать их выполнять приказы.

Культ Бога-Машины оставил название "Механикум" для самих себя, последователей Бога-Машины. С развитием своей философии техножрецы пришли к пониманию, что знание само по себе является чистейшим проявлением божественности. Это означает, что любая вещь или сущность, могущая служить вместилищем для знания, становится, в некоторой степени, священной. Информационный стек или машинный интеллект, хранящий в себе древние знания, являются не менее божественными, чем аналогичный человек из плоти и крови. Более того, они начали рассматривать человека как органическую машину, склонную к частым поломкам и ценную лишь знанием, накопленным благодаря приложению интеллекта. Тогда техножрецы приложили еще больше усилий, чтобы подняться над слабостью плоти и стать ближе к машинам – рациональными и бесстрастными, неподвластными страстям и эмоциям. Вместе с желанием походить на машины получило широкое распространение бионическое протезирование и аугметизация.

На протяжении поколений Механикум перестраивали Марс в нечто совершенно иное, не похожее на то, чем он был ранее. Величественные строения из стали и стекла вознеслись ввысь, но предназначались они не для людей, а для машин. Вновь отстроенные мануфактории и кузницы были посвящены созданию механизмов и устройств, которые отныне не должны были служить Механикум, а Механикум должны были служить им. Хоровые напевы машинного канта разлились по храмоподобным машинным залам и еще больше информации было возложено на алтарь знаний.

Должно быть именно в тот момент времени, когда Землю еще терзали внутренние конфликты, техножрецы обратили свой взор вовне. Их интерес был направлен к окраинам солнечной системы, туда где судя по их записям былое человечество начинало колонизировать звезды. Варп-шторма все еще опоясывали солнечную систему, но благодаря изучению и наблюдениям техножрецы увидели в их поведении определенную периодичность. Механикум заключили, что во время кратковременных затиший между бурями существует возможность вновь послать корабли сквозь варп в большой космос.

Механикум потребовались столетия, чтобы отстроить орбитальные верфи Марса, и еще несколько веков, чтобы создать первый эксплорационный флот, но это не ослабило их рьяного усердия. С этого момента экспедиционные флоты покидали Марс при любой возможности, дарованной варпом. Экспедиции снаряжались во все миры, которые в архивах техножрецов значились как колонизированные в прошлом. Некоторые флота пропали без следа, другие сбились с курса, попав в варп-шторма, но часть из них, в конечном счете, достигла намеченной цели. Так, по образу и подобию Марса с его храмами Богу Машине основывались новые миры-кузницы. До начала Великого крестового похода связь с этими экспедициями была столь спорадической, что только крохи вновь открытых технологий достигали Марса. Однако техножрецы продолжали упорствовать в этой священной миссии и даже закрепили в своей вере тот факт, что поиск знаний оправдывает любые средства.