ФЭНДОМ


Багряное Утро

Пепельники встают до восхода солнца, поэтому к тому времени, как большинство аколитов проснется, в Твердой Надежде наверняка уже будет кипеть жизнь. Рассвет, тяжелый и багряный, затянулся, а в небе беззвучно кружат глинистые вороны. Любой персонаж с Психонаукой может сделать Рутинную (+20) Проверку Бдительности. В случае успеха, он преисполнится дурными предчувствиями и ощутит близкое присутствие варпа.

На завтрак аколитам подают жареное мясо клоты и похлебку, но Аристарх не составляет им компанию. Когда они заканчивают с завтраком, над лагерем начинают раздаваться крики и вой голосов, но не похоже, чтобы это была тревога. Любой местный скажет аколитам, что это военный вождь пепельников Коске со своим отрядом прибыл на церемонию освящения. Обыденная (+10) Проверка Сбора Сведений покажет, что он считается союзником Твердой Надежды и в прошлом не раз защищал её от налетчиков и бандитов.

Если кто-то из аколитов захочет посмотреть на прибытие гостей, он увидит, что жители Твердой Надежды уже столпились вдоль дороги, наблюдая как Коске и шесть его воинов верхом на массивных пылевых псах едут по городу. Пылевые псы – это поджарые длиннохвостые двуногие животные, своими размерами в три раза превышающие человеческие. Они передвигаются вприпрыжку, рыча и заливаясь лаем. Коске, как и все его люди, коренастые воины, они одеты в запыленные плащи из звериных шкур, накидки с капюшонами и разрозненную броню, украшенную побрякушками. Они увешаны оружием: сабли, бандольеры с патронами и седельные ружья, а у нескольких воинов в руках копья с широкими наконечниками, об которые бряцают перья и амулеты. Воин, кого ИП принимают за Коске, это громадный дикарь с большой окладистой бородой и кожаной перевязью, увешанной пистолетами. Он приветственно машет рукой, время от времени изрекая приветствия на языке неизвестном никому, кроме самых начитанных мудрецов.

Когда свита приближается, становится видно, что в центре едет некто резко непохожий на остальных – женщина в вуали, закутанная в развевающиеся черно-серые с проблесками багрового одежды. Когда всадники проезжают мимо, по толпе пробегает шепот, можно разобрать фразы вроде "Эша Рейн, святая" и "певица смерти", многие люди кланяются или склоняют головы в уважении.

Коске и его люди направляются в место известное как "лагерь воинов", а женщина в вуали - к приорству.

Призыв к молитве

Аристарх выходит из своей комнаты примерно спустя 20 минут после прибытия Коске. Под глазами у провидца глубоко залегли черные круги, он выглядит гораздо более осунувшимся, чем когда-либо прежде. Несмотря на это, псайкер кажется энергичным и возбужденным, отмахивается от вопросов о своем здоровье и дает аколитам следующий приказ на день:

- Император защищает, но Его карты порой могут быть слишком строгими. Будьте осторожны сегодня, Первосвященник выпал в зените, что в обычных обстоятельствах я интерпретирую как благословение всем дневным начинаниям, но следом на стол легли Потерянное Дитя и Шакал. Священная церемония или нет – будьте настороже. Аббат-миссионер Ска пригласил нас на хоральный ритуал, открывающий сегодняшнюю церемонию. К сожалению, я не слишком хорошо себя чувствую, чтобы поприсутствовать там. Я отдохну еще немного, а с вашей стороны будет мудро принять это приглашение, чтобы показать серьезность намерений. И передайте доброму аббату, что я обязательно буду на службе великого освящения на закате.

У аколитов есть примерно час, чтобы подготовиться и, возможно, предпринять какие-то следственные действия или разыскать Коске.

Аколиты, направляющиеся к собору видят его отливающим черным блеском в свете утреннего солнца. Множество жителей Твердой Надежды, по случаю надевших свои лучшие наряды, собралось перед огромными распахнутыми дверьми, сквозь которые доносится органная музыка. Когда аколиты приближаются, аббат Ска и два младших священника, одетые в белые ризы поверх роб, выходят, чтобы поприветствовать их. Аббат спрашивает об Аристархе и понимающе кивает в ответ, когда ему объясняют причины отсутствия Провидца. Затем он ведет их внутрь к почетному месту, находящемуся в первом ряду справа от алтаря, и с гордостью улыбается, глядя на реакцию аколитов, входящих в неф и, наверняка, впервые получивших возможность рассмотреть внутреннее убранство собора.

Спустя некоторое время аббат уходит и возвращается вместе с женщиной в вуали, сопровождаемой тяжеловооруженным Коске и его людьми, они занимают места с другой стороны от аколитов. Воины чувствуют себя крайне неловко. В последний момент появляется Аристарх и быстро проскальзывает к аколитам. Органная музыка нарастает, голоса певчих становятся громче, славя Бога-Императора. Церемония начинается:

В разгар хоральной церемонии, аббат Ска, являющий собой истинное воплощение слуги Бога-Императора, поднимается к алтарю в сопровождении братьев Ламарка и Северия, несущих в руках горящие жаровни. Музыка внезапно обрывается, и аббат начинает проповедь.

- Братья и сестры, в этот день Бог-Император человечества обратил Свой взор на этот мир, столь далекий от Его Золотого Трона. В этот день Он получает подтверждение истинности вашей веры и благословляет наши начинания. Я знаю, вы долго скитались во тьме и не чаяли увидеть свет. Смотрите! Вот он, пред вами, и сей день навечно войдет в историю, сегодня мы узрим великое чудо!

Ска умолкает, чтобы дать смыслу слов дойти до слушателей, и в тишине вы слышите, как на сторожевой башне начинает бить набат, а грохот пальбы и свист лазерного огня эхом разносится под сводом собора. Аббат удивленно осматривается, но его взгляд быстро принимает былую твердость. Он поворачивается к вам и громко произносит:

- Ибо кровопролитие суть причастие в Империуме.

Вкус Битвы

Твердую Надежду атакуют! Люди Иокантоса, как это ни прискорбно, слишком привычны к сражениям, поэтому вопреки ожиданиям аколитов они не поддаются панике, лишь потрясенные возгласы эхом разносятся по собору. Коске рявкает: "С дороги!", - и быстро уходит со своими людьми через образовавшийся живой коридор. Если кто-то из аколитов спросит Аристарха что им делать, тот вопросительно поднимет бровь и ответит:

- Кто бы они ни были, они прервали праздничную службу в соборе Императора. Следовательно, они еретики. Что мы обычно делаем с еретиками?

Выйдя наружу, аколиты, благодаря выгодному положению собора, могут увидеть все творящееся в Твердой Надежде. Большая изрыгающая черный дым машина, оснащенная широким железным отвалом, снесла ворота поселения, завязнув в процессе. Около тридцати разношерстых воинов, каждый из которых повязан лоскутом желтой ткани, рассасываются по городу, рубя и стреляя во все что движется. Несколько палаток уже горит.

Время пришло аколитам сразиться во имя Бога-Императора.

Ведение масштабного сражения

Ситуация, когда под ударом оказывается целый город, и в сражении с обеих сторон принимает участие множество бойцов, может показаться пугающей и неразрешимой, особенно для начинающего Мастера. Не надо бояться! Нет никакой необходимости отслеживать каждую стычку, каждый обмен пулями и ударами – вместо этого сфокусируйтесь только на событиях, происходящих с ИП, а развитие ситуации в целом просто описывайте как часть повествования. Аколитам нужно волноваться только о врагах, с которыми они находятся в непосредственном боевом контакте. При этом будет очень хорошо, если вы позволите успехам или неудачам ИП влиять на исход сражения, как сделали мы в этом приключении.

Фанатики-глашатаи

Нападающие - это глашатаи, члены кочевого культа-клана имперских фанатиков, во главе которого стоит военный вождь Сиф. Козни демона вынудили их пойти в самоубийственную атаку на поселение и сыграть тем самым свою роль в его планах. Глашатаи вооружены разнообразным низкопробным оружием, преимущественно рукопашным, хотя у нескольких из них имеются стабберы и лазганы. Они неустанно кричат "еретик!" и "богохульник!" или просто нечленораздельно ревут, нападая на очередную жертву.

Нападение на Твердую Надежду

Для отыгрыша нападения на поселение предоставьте аколитам лично заняться некоторым количеством угроз, в то время как само сражение будет разворачиваться вокруг них. Всякий раз, когда аколиты будут пресекать эти угрозы, они будут поворачивать ход сражения в свою пользу. Как только ИП достигнут трех побед, они вместе с остальными защитниками одолеют фанатиков. Если же им не удастся достичь требуемого количества успехов в течение разумного отрезка времени, то Твердая Надежда все же переживет нападение, но последствия будут гораздо более тяжелыми – подробнее об этом смотрите в параграфе Последствия.

Ниже приведены некоторые примеры угроз:

  • Убить лидера: Нападение на Твердую Надежду возглавляет грозный и фанатичный глашатай. Нападающие мужественны и храбры, только пока их лидер жив. Его убийство может деморализовать глашатаев и дать защитникам преимущество, необходимое для отражения атаки. Чтобы найти его в пылу сражения потребуется Трудная (-10) Проверка Проницательности, но в бою его всегда сопровождает 1к5 глашатаев.
  • Горящий фитиль: Группа из 6 глашатаев прорывается прямо к собору, расстреливая всех на своем пути. Один и из них, тот, что в центре, несет большую самодельную бомбу, фитиль которой уже подожжен! При взрыве бомба нанесет 2к10+4Х урона с качеством Взрыв (4). Бомба может сдетонировать, если в неё выстрелить, ударить или просто бросить.
  • Паническое бегство пылевых псов: Из-за дыма, грохота и происходящей вокруг суматохи несколько пылевых псов запаниковали и вырвались из своих загонов в Лагере воинов. Обезумевшие от вида пламени, пылевые псы в неистовстве бросаются на всех встречных, будь то нападающие или защитники. Персонажи могут или убить животных, или пройти Сложную (-20) Проверку Погонщика Скота, чтобы угомонить их.
  • Мародеры: Банда глашатаев (1к5+1), вооруженных огненными бомбами, штурмует генераторию и мастерские. Если эти строения пострадают, то Твердая Надежда будет отброшена назад, в темные времена. Вдобавок к обычному снаряжению, у каждого из этих глашатаев есть по несколько огненных бомб.
  • "Защищать невиновных": Аколиты видят группу из 1к5+2 глашатаев, вооруженных мясницкими тесаками, прорубающих себе путь через палатки. У них на пути оказывается молодая женщина из пепельников, собравшая вокруг себя дюжину плачущих и напуганных детей и зовущая на помощь. И пусть гнев аколитов будет скорым и праведным.

Если вам хочется увеличить размах сражения, вы можете придумать собственные сцены или даже расширить границы конфликта до полномасштабной баталии. Точно также не бойтесь послать кого-нибудь на помощь аколитам, чтобы спасти их в последний момент, или внезапно прервать схватку, ведь сражения по своей природе непредсказуемы и беспорядочны. Помните, ваша цель сделать аколитов участниками напряженного и захватывающего события, а вовсе не измотать их!

Боевые условия

Подумайте над тем, чтобы добавить некоторые из нижеперечисленных факторов в сражение.

  • Облака дыма: Густой дым, поднимающийся от горящих палаток и огненных бомб, затрудняет стрельбу, поэтому бойцы, стреляющие сквозь облака дыма, получают штраф -20 к НС. Вдобавок, если персонажи окажутся внутри облака обжигающего и удушающего дыма, они должны будут каждый Раунд, пока находятся в облаке, проходить Серьезную (+0) Проверку Стойкости. Каждый провал в Проверке причиняет ИП 1 уровень Усталости, в результате чего тот получает штраф -10 ко всем тестам до тех пор, пока Усталость не будет снята. Если количество полученных ИП уровней Усталости превзойдет его Бонус Стойкости, то он потеряет сознание на 10-БСт минут. Помните, что глашатаи, сражающиеся в дыму, также получают штраф -10 ко всем Проверкам! Аколиты, надевшие фильтрующие маски не должны проходить Проверку Стойкости.
  • Преграды: Обычно люди не пытаются стрелять через дома, так как не могут видеть свои цели или оценить расстояние. Однако большая часть Твердой Надежды состоит из парусиновых палаток, которые не могут послужить надежным укрытием. Аколиты могут устроить засаду (или сами угодить в нее) и обстрелять противника прямо сквозь скопление палаток. Помните, стрельба по невидимым целям дает штраф -30 к НС.

Последствия

Прочтите вслух или перефразируйте следующее:

Наконец, нападающие повержены, и шокирующие последствия сражения становятся очевидны. Многие убиты, целые палаточные ряды объяты огнем, и со всех сторон слышны горестные рыдания и крики боли. Однако вы понимаете, что все могло закончится гораздо хуже. Пока вы взираете на горящий город, военный вождь Коске подъезжает к вам верхом на своем пылевом псе, испачканом в сажи и крови.

- Эй, вы! Вы же воители бога-человека Императора? Почему же тогда глашатаи напали? Это было безумно, даже для них. Чем Ска заслужил гнев вождя Сифа?

Коске тщательно взвесит все, что аколиты хотят сказать ему. Он также готов рассказать им, что нападающие были последователями Сифа Гласа Императора. Глашатаи – религиозные фанатики, знаменитые своим безумием, но столь самоубийственная атака не имеет смысла даже для них.

Когда разговор подойдет к концу, к ним подъедет один из всадников Коске, явно чем-то напуганный, и попросит его и аколитов немедленно подойти к собору. Когда аколиты достигнут вершины холма, их взорам откроется безобразная сцена, разворачивающаяся у дверей собора:

С одной стороны стоит аббат со святыми братьями, Северий сжимает в руке влажный топор, а голова Ламарка наспех перевязана окровавленными бинтами. Рядом с ними стоит Аристарх, а напротив - Эша Рейн, окруженная с боков остальными воинами Коске. Между ними стоит раненый глашатай, лицо которого покрыто кровью. Взгляд его изумленных глаз блуждает туда-сюда, он что-то беспрестанно бормочет и, судя по всему, не понимает, где находится. Вокруг двух групп уже собралась небольшая толпа взбудораженных и потрёпанных людей. Поднимаясь вслед за Коске на холм, вы, наконец, подходите достаточно близко, чтобы различить разгневанные голоса:

- Давайте же не дадим этим еретикам удовольствия сорвать наши планы. Давай те же завершим то, что мы начали. Это нападение ничего не меняет! - Восклицает аббат.

- Почтенный аббат Ска, - отвечает Рейн громким и властным голосом. - Как вы не видите? Этого человека свела с ума какая-то сила. Он запятнан злыми духами и шепчет имена, которые нельзя произносить. Он не знает, кто мы и ради чего он сражался. Здесь что-то нечисто, почему вы не понимаете это?

Затем, без предупреждения, Аристарх делает несколько быстрых шагов к пленнику, направляет лазпистолет ему на голову и нажимает на курок. Раздается короткий щелчок, и глашатай замертво падает на землю.

- Еретичка! - восклицает Аристарх, и его голос звучит неожиданно твердо. - Здесь мы ожидаем свершения святого чуда, женщина. Чуда, которое было явлено мне милостью Императора, и все кто посмеет воспротивиться суть еретики! Противишься ли ты?

Удивление было недолгим, и уже через секунду все всадники Коске держали оружие в руках.

- Довольно! - крикнула Рейн. - Сегодня было пролито достаточно крови. Мы уйдем и никогда больше не вернемся. Теперь я вижу, как сильно ошибалась. Теперь я вижу, что ты проклят, и ворон сидит, нашептывая, на твоем плече. Ты привел своих людей к погибели. Но мой народ не разделит этой участи!

Эша Рейн нарочито медленно поднимает руки, складывая их в охранительном жесте, а затем взбирается на пылевого пса позади Коске. Пепельники на большой скорости уносятся прочь, оставляя за собой облака пыли.

Аббат выглядит потрясенным, но быстро берет себя в руки и начинает читать проповедь толпе.

- Даже одна свеча может осветить бездну, но должны пройти эоны, чтобы свет достиг самых окраин. Так пусть этот собор станет не просто свечой, а ярким солнцем, что будет сиять во тьме, даже в это суровое время испытаний мы должны хранить веру!

После боя и сокрушительной ссоры Твердая Надежда погружается в напряженное молчание, и на некоторое время аколиты оказываются предоставленными сами себе. Пожары уже потушены, но в душном полуденном воздухе висит тяжелый запах дыма и вонь горелой плоти.

Аколиты могут поискать помощи для своих раненых. Лучший доступный для них вариант, это Скверная Медицинская Помощь от контуженного младшего священника.

Если аколиты во время срасражения достигли трех побед, то многие жители Твердой Надежды будут благодарить их, предлагая еду и воду. Если они спасли женщину и детей, то несколько женщин найдут их, чтобы благословить их имена и подарить самому подходящему кандидату амулет, сделанный из куска полированного кварца, на котором вырезана аквила. Этот предмет считается Талисманом.

Если Аколиты захотят разыскать Аристарха, то они найдут его в гораздо более спокойном и рассудительном состоянии, чем прежде. Он признает, что сорвался, но не станет отрекаться от своего поступка. Он будет утверждать, что: "глашатай не был запятнан, это было самое обыкновенное солнечное безумие. А вот выбор времени для нападения меня действительно удивляет".

Если спросить о Рейн, он скажет: "Боюсь, я еще пожалею, что позволил ей уйти. Но если бы я попытался её остановить, здесь была бы настоящая бойня".

Если спросить его об упомянутом чуде, он слабо улыбнется и ответит: "Сейчас я не могу вам сказать, но доверьтесь мне и храните веру, всему этому есть причины, как есть причина тому, почему варп пытается помешать нам".

Он не будет углубляться в эти темы и захочет уединиться в своей комнате, чтобы "помолиться о наставлении".

Аббат Ска закрылся в соборе в одиночестве, чтобы помедитировать перед освящением, которое он решительно намерен провести. Перед дверьми поставлена стража с приказом никого не пропускать.

Брат Ламарк слег из-за полученных ранений. Если его навестить, то он не сможет сдержать слез, вызванных понесенными Твердой Надеждой потерями. Он ничего не знает о "чуде", но Рутинная (+20) Проверка Проницательности покажет, что этот обычно столь общительный человек, что-то не договаривает. Если аколиты раньше относились к нему дружелюбно, то он готов рассказать все что знает, если они усомнятся в его искренности. Он расскажет, что Аристарх и аббат глубокой ночью посещали собор в компании Северия и нескольких других священников и стражников. Ему сказали, что это было нужно для проведения ритуалов для "защиты собора от пагубных сил", однако, секретность с которой все было обставлено, встревожила Ламарка.

Брата Северия найти не удается.

Бесчестное Деяние

Примерно за час до церемонии освящения раненый и забрызганный кровью аббат Ска, шатаясь, выходит из Собора и падает на руки стражам. Поднимается тревога и Твердую Надежду охватывает невиданная паника. Аколитов вызывают к месту происшествия, где они встречают Аристарха, уже занятого заботами о раненом и полубессознательном аббате, окруженном вооруженными людьми.

Аббат бледен и дышит с трудом, на его белой ризе алеют кровавые пятна. Его голос ослаб и дрожит: "Я не видел, кто это был, кажется, женщина… темная фигура женщины. Я боролся, Император защити. Я боролся и молился, но… никогда, я бы никогда не поверил, что она способна..."

Аристарха затрясло от гнева: "Эша Рейн живет на хуторе где-то вдоль западного горного прохода. Отправляйтесь туда и арестуйте её! Приведите её сюда, и мы допросим её! Если это её рук дело, Бог-Император помоги мне, я сожгу ведьму. Если она воспротивится, убейте её и всех её сообщников. Идите одни – я не верю в верность ни одного из этих... местных. Аколиты, настал час, когда вы можете доказать, что достойны служить Святым Ордосам".

Для аколитов это и в самом деле шанс доказать, что они чего-то стоят. Поверили ли они в то, что Рейн ведьма? Или, возможно, они считают, что Аристарх подстроил все это? Или, если они были особенно проницательными, подозревают, что за всем заговором стоит аббат?

Как бы то ни было, старший аколит отдал им прямой приказ, и испытание будет заключаться в том, как именно они будут его выполнять. В любом случае они должны понимать, что Рейн может знать больше них о том, что происходит на самом деле и что разыскать её хорошая идея, как ни крути. Час церемонии освящения приближается, и события идут к развязке.