ФЭНДОМ


Путь к перевалу

Яростная песчаная буря, пришедшая с севера, захлестнула аколитов, движущихся к горному проходу. Аколиты могут отправиться пешком (тогда это займет около трех часов) или поехать на своем грузовике и управиться вдвое быстрее, но во втором случае потребуется Серьезная (+0) Проверка Вождения, чтобы не потерять колеса, не поломаться, не застрять или не попасть в другую похожую неприятность. Перекричать шум ветра тяжело, даже если аколиты будут прикрывать ушные воксы ладонями, они все равно будут едва слышать друг друга из-за бури. Их путь лежит к пологому склону горной гряды, окружающей Твердую Надежду. В темноте, за время путешествия, не считая песчаной бури и транспортных проблем, ничего не происходит.

Хутор

Ближе к концу пути песчаная буря заканчивается, и в боковом ущелье, в стороне от прохода, показывается большое жилище, сложенное из грубо обработанных каменных блоков и шкур различных непознаваемых животных. В окнах горит свет, недалеко от дома виднеется колодец и небольшой загон, в котором лежат, развалившись, пылевые псы. Вокруг понатыкано множество столбиков, увенчанных черепами животных. Когда аколиты приближаются, несколько пылевых псов начинают сердито рычать.

Когда аколиты достигают дна бокового ущелья, Эша Рейн выходит из дома, Коске и четверо его людей появляются следом, они держат оружие наготове, но не нападают.

Дальнейшие события полностью зависят от аколитов, они могут либо завязать перестрелку, либо попытаться поговорить с Рейн. Весьма очевидно, что второй вариант гораздо разумнее.

Если аколиты просто прикажут Эше Рейн пойти с ними и откажутся объяснить зачем, или взовут ко власти Инквизиции чтобы арестовать её, она ответит что ей жаль, но ноги её больше не будет в Твердой Надежде "даже если все души, сколько их ни приходило предо мною, потребовали бы этого!".

Если они будут угрожать ей, она плюнет на землю и скажет Коске: "Разрешаю тебе пролить кровь на сию землю", - и пойдет внутрь, в то время как Коске и его люди бросятся к укрытиям. Если аколиты настоят на своем, перестрелки не миновать.

Если аколиты объяснят, зачем они пришли за ней (что гораздо разумнее) или просто предложат поговорить, она предложит им зайти со словами: "Входите, если вам дороги души, томящиеся в Твердой Надежде. Я должна вам кое-что показать".

Как бы то ни было, в тот момент, когда аколиты выразят свое желание продолжить разговор с Рейн и объяснить, что происходит, вместо того, чтобы её арестовывать или же просто нападут на неё, пылевые псы начнут выть и рычать, а небо еще больше потемнеет. Спустя несколько секунд песчаная буря возобновится с новой силой, принеся с собой отголоски хохота и зловещие бледные огни, а сверху налетят стаи глинистых воронов.

Глинистые вороны

Глинистые вороны атакуют двумя отдельными стаями, ведомые демонической волей, птицы в стае действуют сообща, как единое живое существо. Первая стая атакует Эшу и Коске, а вторая - аколитов.

Из-за пылевой бури, зловещих огней и воющего хохота Аколиты получают штраф -10 к Проверкам НС на все время боя. Если Аколиты победят, то ветер утихнет, огни погаснут, и дьявольская сила на время отступит.

Знание – сила

Если аколиты переживут нападение воронов, то переживет и Эша (Коске и его люди при необходимости готовы отдать свои жизни, чтобы защитить её), хотя и будет сильно ранена и шокирована произошедшим, как и остальные воины пепельники.

Полагая, что к этому моменту аколиты уже убедятся, что Рейн не имеет отношения к происходящему, она попросит их рассказать ей все, что они видели и чему были очевидцами. В ответ на их рассказ она извлечет из тайника под камнем некую книгу. Книга в обложке из потрескавшейся кожи написана от руки и, несомненно, невероятно старая. Эша называет её "вдовьей книгой":

- Темный дух вернулся. Пепельники зовут его Танцующим на пороге. Остальным он известен как Вороний отец… и мы узрели, почему. У него много имен и произносить некоторые опасно. Это древнее и злобное создание, оно услаждается бойней, заманивая людей на гибель, обманывая их сокровенные желания. Мой народ хранит свою историю в легендах, передаваемых из уст в уста, но некоторые из них слишком опасны, чтобы произносить их вслух. Возьмите эту книгу, ибо она может помочь вам.

В книге всего несколько десятков страниц, покрытых многочисленными рисунками и строчками на таинственном Высоком Готике, вперемешку со странными символами и рунами, выжженными прямо на листах. Аколиты с Умениями Знание языка (Высокий Готик), Грамотность или Запретные знания (Варп) могут попытаться понять содержимое страниц. Если ИП, которому доверили читать книгу, обладает одним из этих Умений, сложность теста будет -20. Если ИП обладает двумя из перечисленных умений, тест будет на сложности -10; и если у него есть все три – сложность теста будет +0.

Если ИП пройдет тест, то сможет понять написанное. В книге записана героическая легенда пепельников, повествующая о битве Святого Друза с одержимым демоном предводителем культа, имевшей место во время завоевания планеты. В легенде говорится, что сражение происходило на том самом холме, где был воздвигнут собор.

При двух и более степенях успеха, читающий узнает, что культ был построен на обмане и лжи, и настраивал брата против брата. Высшие церемонии культа проводились на закате, а в течение дня культисты были вынуждены сражаться друг с другом, чтобы доказать свою пригодность к служению.

Если Аколиты хорошо зарекомендовали себя перед Рейн и её людьми, например, добившись успеха во время нападения на Твердую Надежду или проявив решимость в бою с демонической силой, она отблагодарит их, рассказав напоследок последнюю толику информации, дошедшей из старых историй:

- В древних вдовьих легендах, дошедших до меня из времен до пришествия святого, говорится, что лишь одно страшит Вороньего Отца – мука, которую он так любил причинять другим… но я не ведаю, что это.

Аколиты не могут связаться с Аристархом или Твердой Надеждой по воксу, а Рейн и выжившие пепельники не желают возвращаться с ними в Твердую Надежду, ведь они должны предупредить свой собственный народ о том, что то, чего они так боялись, грядет.

Танец Ворона

Когда аколиты ранним вечером возвращаются в Твердую Надежду, они тотчас же понимают, что что-то неладно. У ворот нет стражи, более того, нет её и на стенах, во всем поселении не видно ни единого огонька, не считая странного мутного сияния, исходящего от собора на холме.

Если аколиты решат исследовать лагерь вокруг холма, они не найдут практически никого, не считая нескольких насмерть перепуганных жителей, прячущихся, дрожа от страха, в темноте. Кроме них есть около двадцати мертвых человек, судя по всему наложивших на себя руки. Большая же часть населения Твердой Надежды исчезла, и это не предвещает ничего хорошего.

"Плачущая Клота" лежит в развалинах, мебель поломана и комнаты аколитов разграблены. Если обыскать комнату Аристарха (находящуюся в таком же состоянии), то успешная Рутинная (+20) Проверка Поиска позволит обнаружить его инфопланшет, который он использовал как дневник, поврежденный, но еще функционирующий. Обыденная (+10) Проверка Технопользования позволит переместить открытый файл на другой инфопланшет. После чего можно прочитать следующий говорящий пассаж:

"Бог-Император, я не могу в это поверить, но это действительно так. Ска водил меня в собор, и я своими глазами узрел видение самого Святого Друза! Он говорил со мной, недостойным. Да, теперь все встает на свои места, мое назначение сюда, подаренная мне колода Таро - все вело меня сюда, дабы я мог стать его Сосудом, благословенным инструментом его возрождения!"

В приорстве был бой. У ступеней лежит тело брата Северия и три других, в которых аколиты узнают младших клириков. У всех трупов отсутствуют глаза. Чуть выше, на середине лестницы лежит едва цепляющийся за жизнь брат Ламарк, в одной руке он сжимает аквилу, а в другой свой потрёпанный старый лазган. Он находит в себе силы заговорить, но его некогда громкий голос едва звучит:

- Друзья мои… я так рад, что сумел дождаться вас… я знал, что вы не покинете нас… священная клятва… Инкви… нести свет во тьму. Храните веру. Вы должны спасти их... мою бедную паству… они все в соборе… он ждет… жаждет освободиться и насытиться… но еще есть… есть время…

Ламарк теряет сознание, и потребуется Сложная (-20) Проверка Медики, чтобы стабилизировать его состояние и спасти ему жизнь. В случае неудачи, что бы еще не произошло сегодня, это человек до конца хранил свою веру и принял смерть мученика этой ночью.

Собор в Ночи

В конечном счете, все, что остается аколитам (кроме того, чтобы умчать без оглядки в ночь до самого Порт-Страдания и ждать там расстрельную команду) – это отравиться в собор. В его стенах ритуал перехода уже подходит к конечной стадии, но еще остается время, чтобы остановить демона от вселения в Аристарха и не позволить ему отбросить тень на весь Иокантос. Прочтите вслух или перефразируйте следующее:

Чем ближе к темному собору, тем тяжелее становится воздух, тем непрогляднее чернильная темно-та, которую не в силах рассеять ненадежный свет ваших ламп. Когда вы подходите ближе, из полу-открытой двери громадного храма Ска доносится бледный, леденящий душу свет и кровожадный шепот монотонных голосов.

В дверях вас встречает ужасное зрелище. В центре собора на алтаре стоит Аристарх, а карты Императорского Таро, горящие ослепительно белым призрачным светом, кружат в воздухе вокруг него. В ярком мерцающем свете вы видите, что скамьи заполнены жителями Твердой Надежды: мужчины, женщины и дети застыли, будто по стойке смирно. Их глаза расширились от ужаса, слезы струятся по щекам, и губы шепчут чужие слова. Все пространство под высоким куполом заполнил клубок бурлящий тьмы – это варп просачивается в реальный мир.

Чтобы войти в собор и сразиться с демоном каждый аколит должен пройти Трудную (-10) Проверку Силу воли против Страха.

В центре собора на алтаре, усыпанном цветками призрачного пламени, стоит Аристарх, прикованный к месту светом карт Таро, вращающихся вокруг него. Когда аколиты подходят ближе, глаза провидца распахиваются, и он выкрикивает неясную тираду. Сложная (-20) Проверка Знания языка (Высокий Готик) даст понять, что он говорит на позабытом диалекте, снова и снова повторяя одну и ту же фразу: "святой перерождается".

За спиной терзаемого провидца в мерцающем свете вырисовывается фигура аббата Ска. Но это уже не тот человек, каким вы его знали - силуэт его тени искажен, конечности конвульсивно дергаются, голова искривлена, туловище судорожно сокращается.

Над всем этим под сводом собора вихрится корчащаяся темная масса, сжимающаяся и проталкивающая себя вперед, будто бы в нетерпении пытаясь порвать сдерживающую её мембрану. С каждым пульсирующим толчком она все ближе приближается к ждущему внизу Аристарху.

Если аколиты начнут стрелять, то они быстро поймут, что стрельба не причиняет Аристарху никакого вреда. Пули и энергетические заряды просто перестают существовать, когда долетают до него, а Ска-тварь тут же бросается в атаку. Если же они будут соблюдать осторожность и попробуют заговорить с одним из двух персонажей, то произойдет следующее:

Искаженным булькающим голосом тварь, бывшая раньше было аббатом Ска, говорит:

- Я рад, что вы пришли, друзья мои.

Тело аббата волоча ноги под-ходит ближе и вперивается в вас пылающими бе-лыми глазами:

- Зрите! Чудо веры! Зрите! Святой Друз возвращается к нам!

Ска-тварь заливается гортанным смехом:

- Скоро я буду свободен. И не в этом жалком куске мяса, а бессмертном обличии! И все благодаря этим безмозглым дуракам и их вере! Они шарили в грязи, ища святого, а нашли бога! Они были глупцами, ослепить их было легко, одного амбициями, а другого гордостью. Интересно, чем бы мне ослепить вас… Идите же ко мне и получите мое благословение!

Аколиты должны пройти Серьезную (+0) Проверка Силы Воли или бросить оружие, которое держали в руках, и, запинаясь, двинуться к Тцияку, ибо это именно Тцияк, Вороний отец, Танцующий на Пороге повелевает мертвой плотью аббата Ска – временной оболочкой, которая перестанет быть нужной, когда лучшее вместилище будет готово.

Любой аколит с религиозным прошлым, преуспевший в Проверке Силы Воли, может начать выкрикивать слова ритуала изгнания или любой похожей молитвы Богу-Императору, что даст его товарищам еще один шанс вырваться из лап темного магнетизма Ска-твари.

Последнее противостояние

Так или иначе, в этот момент в соборе должен вспыхнуть бой. Тцияк наконец вновь смог ощутить прелести физического тела и пребывает в игривом настроении. Он намерен в полной мере насладиться убийством каждого живого существа в соборе, однако планирует оставить паству напоследок, когда он полностью овладеет Аристархом и устанет от трудов. Танцующий на Пороге феноменально опасен – аколиты погибнут, если быстро не придумают способа изгнать его назад в варп. Простое применение силы в лучшем случае замедлит или отвлечет демона. Более того, пока Аристарх находится внутри кружащихся сияющих карт, ему нельзя причинить прямой вред.

Однако есть два способа одолеть демона. Первый – посредством провидца. Разум Аристарха был повержен влиянием Тцияка, но не окончательно. Колдовство принуждает его верить, что Тцияк – это возродившийся Друз, однако где-то внутри псайкера еще жив голос, говорящий ему, что он был развращен и предан из-за своих амбиций.

Попытка убедить в этом Аристарха должна решаться не простым броском игральных костей, а ролевым отыгрышем. Если один или несколько аколитов со страстью взовут к Аристарху, особенно после того, как Тцияк ранит или убьет одного или нескольких человек (к примеру, "Взгляни на НЕГО! Посмотри на него, провидец! Разве это Святой Друз? Стал бы Друз порабощать и вырезать свою собственную паству?"), и пройдут Трудную (-10) Проверку Обаяния или Запугивания, чтобы привлечь его внимание, то псайкер медленно очнётся от иллюзий в течение одного раунда. Свет, источаемый картами, начнет трепетать, и Ска-тварь тут же поймет, что что-то произошло.

Если аколиты смогут достучаться до Аристарха, он отдаст свою жизнь, бросившись на светящиеся карты и прервав ритуал ценой своей жизни. Отголосок смерти псайкера разлетится по варпу, карты взорвутся жидкой кристаллической шрапнелью и завитками психического пламени, портал под куполом отпрянет назад в небытие и Ска-тварь, завывая, исчезнет, вернувшись в варп.

Второй способ, если аколиты были внимательны, это травма, которую демон причиняет остальным и которой боится сам – ослепление.

Оба глаза Ска-твари должны быть выколоты. Это чрезвычайно опасная задача, для осуществления которой необходимо подходящее оружие, а соответствующие атаки получают -20 к НР или -30 к НС. Каждый глаз должен быть атакован отдельно, и для их уничтожения нужно нанести 6 единиц Урона каждому (у демона нет никакой защиты против этих атак). Если оба глаза будут выколоты, то из пустых глазниц хлынет энергия варпа, Ска-тварь обессилит и перегрузит кружащие карты Таро, уничтожив их и Аристарха, а волна тьмы и пламени пробьет крышу собора.

Если они не смогут убедить Аристарха, не догадаются, чего боится Вороний отец или просто не предпримут ни того ни другого, то Ска-тварь разорвет их на части одного за другим.

Вполне возможно, что аколиты "проиграют", даже если у них будут правильные идеи. Ведь это, в конце концов, полноценное демоническое проявление. В этом случае, возможно, вам следует начать новую игру, сюжетом которой станет исчезновение следственной группы Инквизиции на Иокантосе…

Все что осталось от колоды Таро Аристарха, это одна единственная карта безликого Мага, масти экзекутерия. Повреждения, полученные картой, обнажили внутреннюю кристаллическую электрическую схему, взглянув на которую любой аколит с умением Запретные знания (Археотех) или Запретные знания (Ксеносы) придёт к выводу, что она была создана с использованием ксенотехнологий, что делает эту колоду богохульством как для Экклезиархии, так и для Адептус Механикус.

Собор превратился в бездушное строение, заполненное несколькими сотнями кричащих и покалеченных людей, но, по крайней мере, они живы, а аколиты смогли спасти бессчетно больше число жизней и душ, которые были бы потеряны, если бы Танцующий на Пороге осуществил задуманное.