ФЭНДОМ


"Я видел вечную битву. Люди сражались с демонами. Молнии противостояли вулканам. Гейзеры расплавленной меди – озерам дымящейся крови. Не было покоя, не было передышек. Победителя тут же атаковал новый, еще более ужасный враг. Кровь брызгала и била струями, а черепа добавлялись к трону, пронзавшему собой красные небеса. Раздавались нескончаемые крики ярости и воплощенного гнева. Это было… великолепно" - Десарк Слет, духовидец Инкрустированного Клинка.

Во владениях Кхорна немало заполненных демонами полей сражений, и все они неимоверно огромны, однако эта проклятая земля – не просто пропитанные кровью равнины, населенные воюющими друг с другом демонами. Всякого, кому не повезет ненадолго оказаться там, будут неотступно сопровождать насилие и отчаяние. За каждым зловещим инфернальным пейзажем следует другой, еще более мрачный. В центре всего этого Кхорн наблюдает с трона, озирая владения и выставляя свои силы против любого подходящего соперника, будь то такие же демоны, или же незваные гости, которым хватило глупости начать обреченную на провал войну против Владыки Битв.

Это место не похоже ни на какое другое. В багряных небесах постоянно бушуют бури, ураганные порывы которых, похоже, состоящие из чистой ярости, хлещут по горам и равнинам. Злобные ветры вгрызаются в саму землю, вырывают огромные куски камня и влажной от крови земли, и яростно швыряют их на сотни лиг во вспышках грубого разрушения.

Земля, в свою очередь, сопротивляется жестоким атакам неба. Землетрясения взметают вверх сгустки расплавленной меди, которые воспламеняют грозовые облака и временно усмиряют их ярость, пока ветры вновь не соберутся, чтобы возобновить натиск. На ровном месте мгновенно вырастают новые горы. Некоторые из них вонзаются в небо, словно гигантские живые мечи, остальные же становятся щитом от надвигающихся штормов.

Дьявольский ландшафт пересекают реки кипящей крови, делящие местность на участки, за которые ведут войну соперничающие друг с другом Алчущие Крови. Кровавые потоки не дают покоренным землям жить спокойно. Глубоко из-под земли на поверхность вырываются новые реки, которые рассекают землю так же легко, как топор вскрывает раздутое брюхо ленивого бюрократа. Любой алый поток засасывает в себя все, что ранее находилось на этом месте, включая демонические легионы, которые могли там маршировать. Как и в случае с войной против неба, земля наносит ответные удары, сдвигая берега рек. Изрыгающие медь вулканы заливают реки жидким металлом, испаряя кровь и затягивая раны своей пылающей яростью.

Каждый элемент этого царства битвы постоянно пытается уничтожить остальные. Каждый ведет себя, как живой слуга Кхорна, жаждущий доказать повелителю этих мест, что именно он наиболее достоин вознаграждения. Тот, кто посетит эти кошмарные владения, несомненно, сойдет с ума, зная, что каждый камень, порыв ветра и капля того, что должно быть водой – это враги, которые хотят убить его с такой же целеустремленностью, пылом и жестокостью, как и многочисленные демоны Кровавого Бога, населяющие этот край. Узреть резню, происходящую в царстве Кхорна, означает понять, что борьба – это живое создание, а не просто проклятие миров людей, машин и чужих. Это значит познать вечную истину и потому познать отчаяние.

Ярость Кхорна

По краю этого царства тянется кольцо вулканов, которое непосвященные ученые называют Яростью Кхорна. Они вздымаются на сотни миль в воздух, и изрыгают в небо черный дым и расплавленную медь, создавая непреодолимую границу, сквозь которую невозможно смотреть и передвигаться. Нависающие мрак и пепел зловеще озаряются снизу языками пламени, испепеляющего обломки на склонах вулканов. Внутри пепельных туч бурлят кровавые штормы. В облаках пляшут красные молнии, а гром трещит и грохочет, словно удар бича Алчущего Крови, за которым следует звук копыт тысячи атакующих джаггернаутов.

Эти вершины – преграда от непрошеных гостей. Ядовитого пепла и жгучих потоков меди хватает, чтобы отпугивать все армии, кроме самых упорных. Те, кому хватает самомнения или глупости, чтобы попытаться пересечь мучительную преграду, встречают на пути не только жар и зубчатые камни. Сами скалы и медь Ярости Кхорна поднимаются, чтобы сокрушить нападающих. От склонов гор откалываются куски камня, и медь затекает в них, будто дьявольское подобие крови. Возникают демоны из камня и жидкого металла, порожденные яростью и упорством. Они бьют и жгут врагов с бездумной яростью и естественной жестокостью. Выполнив свою мрачную задачу, они вновь распадаются на безжизненные груды, ожидая призыва вновь обрести форму и защищать границы царства их господина.

Кузницы Демонов

У подножия вулканов располагаются кузницы низших демонов-кузнецов. В этих жарких мастерских создаются орудия войны – всевозможные топоры, мечи и молоты для бесконечных войн Кровавого Бога. Кроме того, здесь же изготавливают детали демонических машин Кхорна. Сборка громадных боевых конструкций происходит где-то в других местах, однако все шестерни, лопасти, корпуса и вооружение начинают свой путь здесь, у подножия Ярости Кхорна. Даже по меркам этих мест тут опасно. В любой момент может произойти извержение вулкана, и кузницу зальет расплавленной медью. Кхорну нет дела, если несколько демонов окажутся испепелены из-за такого происшествия - из Кровавых Ям выйдут новые, и ковка продолжится.

Несмотря на риски, демоны-кочегары могут также использовать опасность Ярости Кхорна себе на пользу. На полях сражений бьются и погибают почти исключительно прислужники самого Кхорна. Однако на краю царства и другие воины встречают мучительную и ужасную кровавую смерть. При помощи дьявольских приспособлений и обрядов, на которые не осмеливаются даже самые порочные из колдунов Хаоса, хозяева адских кузниц порабощают души дерзнувших проникнуть во владения Кровавого Бога и вплавляют их в наковальни Кхорна. Крики страдания навеки заточенных сливаются со звоном и лязгом опускающихся молотов. Когда раскаленный добела металл кладут на наковальню, и придают ему форму, связанная душа чувствует жгучий жар. Таким образом, рождение каждого нового орудия или элемента доспехов в Кузницах Демонов происходит под вопли врагов Кхорна, страдающих от его вечного гнева.

Кровавые Ямы

Во владениях Высших Сил постоянно кружит энергия варпа, грубая эссенция Хаоса. Ее потоки и завихрения меняются и изгибаются внешне случайным образом, преображая саму землю, а также все и всех, кого они касаются. В большинстве случаев эта энергия не задерживается на одном месте, однако в коварном царстве Кровавого Бога существуют места, где сила варпа собирается и перемешивается. Когда такое происходит, на проклятых равнинах часто образуются огромные воронки. Невозможно сказать, нужны ли на их формирование секунды или тысячелетия, поскольку во Владениях Хаоса время не имеет значения.

Периодически варп-штормы расходятся, и что-то просачивается в созданные ими ямы. Когда подобное случается, Кхорн приказывает своим прислужникам преумножить усилия по сбору крови в мире смертных, используя для этого самые жестокие, разрушительные и опустошительные средства, какие только есть в их распоряжении. Кровь тех, кто гибнет в ходе таких кампаний, служит особой темной цели. Их багряная эссенция собирается в яме и смешивается с расплавленной медью и долей смертоносной желчи самого Кхорна. Получившееся в результате озеро становится новой Кровавой Ямой.

Именно из Кровавых Ям выходят новые демоны Кхорна. Кровопускатели, демоны-кочегары и множество иных мелких чудовищ непрерывно возникают из варпа и смеси желчи с кровью, готовые исполнить волю хозяина. Солдаты, извергнутые ямой, используются со дня сотворения до тех пор, пока не подведут своего господина в бою и не перестанут добывать кровь для пополнения ямы. В конце концов, яма пересыхает, однако вскоре неизменно собирается новая буря, и цикл кровопролития начинается вновь.

Реки Крови

Разные области владений Кхорна разделены кровавыми реками, напоминающими алые рубцы на выжженной земле. Потоки шириной во много миль заполнены кровью тех, кто пал на службе Кхорну – неважно, как жертвы или как последователи. Почти вся кровь, пролитая по его воле, попадает в эти багряные каналы. Она так горяча, что кипит. По всей протяженности рек в воздухе висит дымка испарившейся крови, которая покрывает области, где они протекают, физически ощутимым красным налетом. На поверхность всплывают гигантские пузыри, вместе с которыми иногда поднимаются останки тех, кому не посчастливилось свалиться в реку. Когда пузыри лопаются, капли дымящейся горячей крови разлетаются на сотни футов, падая на землю и покрывая берега узорами брызг, часто напоминающими то, как кровь бьет из вскрытой артерии.

Озеро Резни

Тысячи кровавых рек пересекают землю и, в конце концов, переливаются через мрачный обрыв высотой во много миль, падая вниз водопадами крови. У подножия этой стены образуется озеро, превышающее по размерам любой океан во владениях смертных и населенное невероятными созданиями. В нем плавают левиафаны из меди и кости, которые пожирают все на своем пути. Парящие над озером Алчущие Крови сражаются с драконами из чистой затвердевшей крови. Те, кто забредает чересчур близко к поверхности озера, рискуют быть схваченными им самим, так сильно оно жаждет убивать. Вздымающиеся волны обретают очертания воинов и вступают в битву, яростно сшибаясь друг с другом, а затем вновь опадая на поверхность дождем кровавых брызг.

Медная Крепость

На дальнем берегу Озера Резни земля усыпана черепами. Их так много, что невозможно добраться до того, что находится под ними, что бы там ни было. Черепа тянутся на много миль от побережья, а вдалеке высится громадная черная стена. Это внешний периметр медной цитадели Кхорна. На стене стоят демоны-стражи, глаза которых так же остры, как их клыки и мечи. Они высматривают незваных гостей, готовясь до поледнего защищать своего господина. Костяной двор по другую сторону стены патрулируют тысячи гончих плоти, которые вынюхивают запах крови любого, кто осмелится попытаться проникнуть внутрь. В небесах между наружными стенами и внутренней твердыней летают избранные Алчущие Крови, слушающие в звуках ветра, нет ли захватчиков. Редко бывает так, что какая-либо армия собирает достаточно сил, чтобы напасть на Медную Крепость. Ее стража отбивает желание даже пытаться у всех, кроме самых глупых и дерзких противников Кхорна.

Когда происходит подобная попытка, мощь личного воинства Кровавого Бога вступает в действие с такими неистовством и яростью, что грозит прорвать границу между реальностями. Божественные братья Кхорна могут собрать достаточно сил, чтобы победить его в крепости, однако риск контратаки слишком велик, чтобы вести такие войны без действительно серьезных причин. Говорят, что если сам Кхорн встанет с трона и лично выступит на войну против других богов, его любимый клинок прикончит их всех одним взмахом, однако у подобного действия будут столь катастрофические последствия, что их не в силах предсказать даже Тзинч. В силу этого держится неустойчивое равновесие. Когда Кхорн уничтожает вторгшиеся армии братьев-богов, те не наносят прямого ответного удара. Когда угроза отступает, Кхорн не продолжает наступление, а вновь возвращается в свое внутреннее святилище и вновь занимает место на Троне Черепов.

Трон Черепов

В самом центре медной цитадели, за Бастионной Лестницей и восемью Железными Столпами, Кхорн наблюдает за всеми прислужниками со своего места на Троне Черепов. Оттуда он повелевает легионам идти войной в отдаленные уголки галактики. Зрелище каждой новой победы вызывает у него все более сильную жажду крови. После каждого поражения он забирает кровь потерпевшего неудачу чемпиона и добавляет ее к рекам своего царства. Он получит кровь, и если ее нужно взять у собственных слуг, так тому и быть.

Со всех сторон от Трона тянется гора черепов, удерживающая Кхорна на возвышении. В кучу костей вносят свой вклад и чемпионы и павшие враги. Если бы эти черепа могли говорить, некоторые бы поведали истории о временах до великой войны против Бога-Трупа, когда Ангрон еще не принес клятву верности Кровавому Богу. Другие бы рассказали о страшных ошибках, из-за которых весь их род пал под секирами легионов берсеркеров. Ближайшие же к нему черепа, которые принадлежат любимым чемпионам, павшим на службе господину после сотен жестоких кампаний, завопили бы в вечность, вновь выкрикивая свой боевой клич: "Кровь Кровавому Богу!"