ФЭНДОМ


Тысяча Сынов — пятнадцатый из первоначальных двадцати легионов космического десанта. Cчитается единственным из легионов Хаоса, кто не предавал Империум во времена Ереси Гора, а был отвергнут Императором.

Пока другие легионы шли в бесчестье по собственному выбору, Тысяча Сынов погрузилась в него сначала из-за гордости, потом предательства тех, кому верила, а затем и самого Империума. Грехопадение Тысячи Сынов, осквернённых мутациями и затронутых варпом, в ретроспективе кажется неизбежным, однако эта убеждённость обманчивая. Другой путь мог ждать XV Легион, не будь судьба так безжалостна.

История

Происхождение

32c992a49a9b

Тысяча Сынов до Ереси Гора

« С древнейших времён скарабей символизировал многое. Он символизировал мудрость, он символизировал прохождение солнца по небесам. Он символизировал сокровенные тайны, он символизировал упорство. Он символизировал то, что из смерти рождается жизнь, и поэтому знания вечны, и то, что было погребено глупостями прошлой эпохи, в следующие будет открыто заново.  »

— "Книга Путей", Экс Либрис Просперо.

Предназначение Тысячи Сынов раскроется лишь спустя время. В сравнении с другими легионами Астартес, XV Легион появился относительно поздно. Покорение Терры уже подошло к концу, Луна пала, и легионы приступили к завоеванию системы Сол. Великий крестовый поход скоро начнется и численность многих легионов росла за счет рекрутов, набранных из побеждённых врагов. Это был переходный период и именно в это время появился на свет XV Легион.

Рождению легиона сопутствовали бури. Ужасные варп-шторма, которые изолировали Древнюю Терру во времена Старой Ночи, закипели снова. Говорили, будто небеса озарились колдовским огнём, а разумы жителей родного мира человечества наполнились сновидениями об ужасе и сиянии. Случаи психических мутаций и странных происшествий подскочили до новых высот, пустотные корабли застряли на якорной стоянке, и новорожденный Империум накрыла волна паники. Это было время, которое в хрониках сильно пострадавших Нордафриканских Конклавов именуется "Песней Кровавых Небес", среди благородных домов экваториальных городов-платформ - "Спиральным Безвластием", а в официальных летописях известно как "Первая Буря". Императора не потрясло и не встревожило возвращение феномена, и он оставил реакцию на откуп слугам из гражданского и военного правления. Неожиданный шквал эмпиреев заметно приостановил завоевания, но, согласно некоторым данным, Император попросту направил усилия на другие дела со скоростью, говорившей о заблаговременной подготовке и предвидении. Считается, что этому времени обязаны своим официальным возникновением несколько ответвлений Империума, в том числе Безмолвное Сестринство и Чёрные Стражи Астра Телепатика. Позже, узнав об этом, Магнус счёл это дурным предзнаменованием.

Вначале XV легион казался неотличимым от других протоформирований легионов Астартес, за исключением того, что к отбору в него применялись самые строгие и тщательные критерии, превышавшие даже таковые у братских легионов. Неясно, сколько новобранцев подверглось процессу вознесения в легион, но, по всей видимости, его пережили многие. В засекреченных документах отмечается, что процент успешной имплантации и интеграции генетического семени XV легиона оказался отличительно большим. Впрочем, известно точное число тех, кто вышел из терранских и лунных кузниц. Одна тысяча воинов облаченных в серое, которое носили все легионы при рождении дали Клятвы Вечности. Некоторые свидетели рассказали, что когда Император велел Своей "Тысяче Сынов" встать, бури, окружавшие Терру, рассеялись.

После завершения процесса создания XV легион был использован для подавления тех, которые сопротивлялись власти Императора на Терре, после чего был назван легионом Тысячи Сынов и отправлен в Галактику в рамках Великого крестового похода.

Начальные этапы Великого крестового похода

« Колдовство подобно морской воде – чем больше её пьёшь, тем большая жажда тебя одолевает, и тем скорее ты отравишься.  »

— приписывается Ква, "Тому, Кто Разделён", Бросающему Руны легиона Космических Волков.

Вначале XV-ый легион ничем не отличался от остальных, помимо своего благоприятного рождения и чести, оказанной ему самим Императором. Хотя в ремесле войны он не уступал братским легионам, он все же оставался относительно небольшим и не обладал особенными талантами либо предрасположенностями. Первые операции не были примечательными. В облачном лабиринте Проксимы III они штурмовали сгнившие чуждые города трансгенных ужасов. На Гладрисе они держали строй подле куда более крупных батальонов VI легиона, а на Секулорисе карали непокорные микакланы вместе с "Имперскими Герольдами" из XVII-ого – все ранние кампании увенчались успехом. Но они все равно не выбивались из числа других легионов. Самое большее, что можно было сказать о XV легионе, это то, что уровень его синхронизации и взаимодействия превосходил прочие легионы Астартес. Возможно, единственным ранним примечательным фактом про него было то, что он быстро получил собственную геральдику, в частности, древний глиф "Миллениал" в качестве эмблемы легиона, чтобы увековечить слова Императора, а также детали охранной символики знаменитых "Бессмертных Полков" Ахеменидской Империи, откуда были родом многие из его воинов. С самых первый дней было понятно, что легион считал себя особенной породой, невзирая на то, что его изначально ввели как войска космического десанта общего назначения, с мало какими характерными чертами.
Thousand Sons pre-Magnus

Расцветка до воссоединения с Магнусом.

Ранние годы истинного Великого крестового похода были горячей порой, репутация и мощь легионов росли стремительными темпами. С уст людей не сходило имя Лунных Волков, к тому времени успевших завоевать множество побед и поднять численность до 30000 воинов. Грозная слава "детей ночи" Терры, которые стали VIII легионом, уже могла усмирять врагов и потенциальных предателей одним лишь страхом, а неприступные твердыни, возведенные VII легионом, усеяли поверхность Терры и десятка планет вне света Сола. XV легион оставался неотличимым от сородичей, продвигаясь вместе с остальными к ещё не завоёванным звездам, и так длилось до тех пор, пока за ним не потянулись первые шёпоты и слухи. А затем, до того, как Великий крестовый поход вступил во второе десятилетие, он обзовёлся куда более пугающей славой.

Возможно, именно честь, оказанная Императором при рождении легиона, стала причиной первых перешёптываний и любопытства других. Легион был отмечен словом Императора и стал именоваться Тысячей Сынов до того, как заслужил свою первую боевую награду. Может быть XV легион рос медленно, его рекрутов выбирали как будто с большей тщательностью среди обитателей многих миров по критериям, которые остаются не вполне ясными. Но, вероятно, дело могло заключаться просто в подозрениях, подпитываемых загадочными обстоятельствами создания и очевидным отсутствием какой-либо исключительности.

Это было не важно – Тысяча Сынов, как теперь стал широко известен XV легион, хоть и перерос буквализм своего названия, стал легионом, который с ранних дней чувствовал себя неуютно рядом с собратьями. И когда уникальность его воинов, наконец, проявилась, она раздула угли недоверия в яркое пламя.

Спустя десятилетие после того, как Великий крестовый поход выплеснулся за границу Сол, первые из Тысячи Сынов начали открыто проявлять мощные психические способности. Вначале это была всего горстка воинов, но затем, с течением лет, их становилось все больше и больше. Это были проявление истинного потенциала эмпиреев во всем его разрушительном величии. Тысяча Сынов призывала живой огонь; обрушивала бури биомолний; крушила доспехи телекинетической яростью; мыслями, будто бритвой, рассекала незащищенные разумы; излечивала смертельные раны прежде, чем хотя бы капля крови успевала коснуться земли, а видения помогали прорицателям отыскать надежду среди моря неудач.

Тщательное отсеивание рекрутов, загадочные способы отбора, длительная подготовка воинов легиона и даже малое число потенциальных новобранцев – все это выглядело частью определенного замысла. Император создал легион, в котором психический потенциал человечества слился с генной алхимией легионов Астартес. Хотя Тысяча Сынов по-прежнему оставалась немногочисленной, в бою с врагами Великого крестового похода она показала себя непредсказуемым и абсолютно смертоносным противником. Однако сама природа этого успеха породила подозрения среди остальных братьев.

Для тех, кто прошел Объединительные войны, псайкер в лучшем случае был одноразовым оружием для крайних случаев, а куда чаще монстром, которого нужно уничтожить. Поэтому, чем больше воинов Тысячи Сынов проявляло свои способности, тем быстрее аура интереса, окружавшая их с рождения, сгущалась в тучу недоверия и даже неприкрытой враждебности. Некоторые из братских легионов отказывались биться рядом с ними на поле боя, особенно во время начального расцвета их могущества. Так, на Острастисе, первый миллениал III Легиона увёл свои корабли после того, как на всеобщий сбор для захвата колоний Звёзд Цин прибыла рота XV Легиона. В ходе Колгренской кампании, контингент Сумеречных Рейдеров, который входил в состав боевой группы, отказывался смотреть, слушать и даже разговаривать с кем-либо из Тысячи Сынов, контактируя с ними исключительно через посредников и сервиторов. В некоторых фрагментарных источниках утверждается, что сам Гор – в те времена единственный примарх, участвовавший в Великом крестовом походе, – выражал Императору обеспокоенность растущей силой Тысячи Сынов, и отстаивал план немедленной ликвидации легиона в случае, если тот даст в чём-то слабину. Но даже когда Тысяча Сынов сражалась на полях битв, объятая оккультным пламенем, Император не наказывал их.

Где бы ни проходила Тысяча Сынов, она оставляла за собою победы. Помимо рассказов о разрушениях, в архивах присутствуют другие записи: например о том, что капитану Ормузду потребовалось всего шесть часов, чтобы покорить планету Некордо лишь с двумястами воинов, либо о том, что теперь уничтоженный Легио Лакримэ дал клятву вечного братства с легионом Тысячи Сынов за то, что тот отогнал несметную орду орков от повреждённых титанов во время Налёта на Мегоранию. В мемуарах Соломона Восса упоминается, что Император, по крайней мере, один раз шёл в бой с подразделением Тысячи Сынов в авангарде против кошмарных кхравов.

Тысяча Сынов оставалась немногочисленным легионом, даже когда взошла звезда их воинского успеха. XV-ый рос куда более скромными темпами, а иногда и вовсе уменьшался, когда война пожинала неизбежный урожай. Спустя полдесятилетия после исхода с Терры численность Тысячи Сынов не превышала 10000 воинов. Частично причина была в том, что легион принимал очень мало рекрутов и, кроме этого, его расширение сдерживали другие факторы. Как и остальные легионы, они набирали новобранцев с завоеванных миров, однако в случае с Тысячью Сынами их количество не шло ни в какое сравнение с массовым набором Лунных Волков на Хтонии, либо Имперских Герольдов из рядов покорённых врагов. Больше того, как утверждают источники, из них относительно немногие переживали процесс превращения в легионера по сравнению с уровнем успешного отбора I легиона (что в данных вопрос принимается за медиану). Впрочем, малую численность они с лихвой восполняли эффективностью. Большинство бойцов легиона были полностью раскрывшимися псайкерами того либо иного толка, хотя и с разнящимися уровнями способностей, а многие из остальных, по всей вероятности, обладали какими-то меньшими склонностями. Но, пусть и могущественные, они всё равно оставались малочисленными. Поэтому, когда грянула катастрофа, она едва не уничтожила их.

Изменение Плоти

« – Мы знали, что его легион страдает, – произнес Малкадор. Дышал регент по-прежнему неглубоко, его лицо оставалось желтоватым. – Ещё до того, как мы нашли Просперо, стало понятно, что они подвержены хвори. Мы пытались помочь Тысяче Сынов. Мы думали, что причиной всему ошибка в их генном коде. Я сам так считал в течение многих лет, и мы изо всех сил старались найти решение. – Сигиллит сделал ещё глоток. – Но проблема была не в генокоде. Она таилась глубже, в самой сути легионеров. В итоге только он смог исполнить то, что было необходимо. Мы все верили, что Магнус исцелил сыновей. Его Отец верил в это. С чего было нам сомневаться? Легионы всегда нуждались в своих генетических отцах – их создавали так, чтобы они существовали вместе, а Магнус всегда был самым деликатным из них.  »

Малкадор Сигиллит (Крис Райт "Последний сын Просперо")

Сражение на Безанте

Все началось на Безанте в 823.М30. Части 2-го и 3-го орденов Тысячи Сынов получили задание привести к Согласию солнцепоклонников того зелёного мира. Безантиане не хотели отказываться от своих золотых храмов и повелений, нашёптываемых жрецами. Это мало что значило бы, не будь население планеты до глубины души осквернено ведьмовством. Всех жрецов избирали из числа тех, кто мог "слышать свет звёзд", а традиции культа изменили коренных жителей таким образом, что каждый десятый рождённый ребенок оказывался благословленным похожим даром. Когда легион прибыл на Безант, его встретили огнём, ужасом и рёвом распадающейся материи. Это был противник, чьё мастерство Тысяча Сынов понимала, но с которым редко когда сталкивалась в подобном количестве. Легион стал отбиваться собственными силами, желая доказать свое психическое превосходство.

По дошедщим история, казалось, в этот день боролись фундаментальные элементы бытия. Никогда раньше легион не подвергался таким испытаниям – его воины пускали в ход каждую унцию своих способностей и силы, но всё равно не могли разбить безантианских жрецов. А затем, когда зашедшее в тупик ментальное противостояние вызвало чёрный дождь, неуклонно нараставшее давление, наконец, лопнуло, и единственный вопль эхом раздался в разуме каждого живого человека на планете.

В остатках "Книги дней и усопших" Тысячи Сынов, найденных в горящей библиотеке Просперо, тот воин известен просто как "Далет", и обозначен древним символом одного мёртвого языка. При жизни он имел другое имя, однако смысл прозвища, данного после смерти, понять непросто. По словам некоторых мудрецов и лингвоарканистов, мыслеформа "Далет" имеет сугубо эзотерическое значение и может символизировать дверь из прошлого в будущее, либо начало и конец всего. На пике сражения тело легионера начало медленно распадаться на части. Из его разбитых доспехов полились склизкие потоки тягучей плоти, кости сплавлялись со снаряжением, а пролитая кровь затуманивалась и затвердевала в новые формы, и всё это время безымянный воин кричал о милосердии тысячью безмолвных голосов, которые слышали все разумы в его легионе.

Тогда остальные братья убили его, разорвав плоть залпами болтеров и омыв останки огнём, пока он не превратился в прах. Те, кто там присутствовал, поклялись не рассказывать об участи своего брата никому за пределами легиона. Конклав капитанов, управлявший Тысячей Сынов в годы до возвращения Магнуса, потребовал от легиона принести "Безантинскую клятву" – солгать лордам Терры и Императору, чтобы впоследствии бороться с инцидентами Изменений Плоти без помощи или суждений внешних сил. Возможно, они думали, что другие всё равно не смогут им помочь, а возможно, они просто не желали отдавать свою судьбу в руки других. Такова была их гордыня и вызванная ей мрачная изоляция, поглотившая легион в его славные дни. То что другие легионы держались на расстоянии, позволило XV скрыть разложение, но также из-за этого никто не сумел повлиять на ситуацию или помочь своим гибнущим братьям.

Некоторое время после Безанта легион выглядел неизменённым для посторонних глаз. Даже они самисчитали, будто произошедшее на Безанте было аберрацией, уникальной и ужасной случайностью, к которой привели спущенные в битве с безантианами энергии. Великий крестовый поход шёл дальше, и легион продолжал завоёвывать, неуклонно достигая всё больших уровней психической мощи. Неведомо, сколько миновало времени до тех пор, пока не пал следующий воин. Однако порче поддался второй, а затем и третий легионер – их тела растворялись в энергиях варпа и начинали неконтролируемо изменяться. Проклятью, которое настигло легион, дали буквальное название – Изменение Плоти. Тысяча Сынов пыталась обуздать то, что происходило с ними, и держать в секрете, но все их усилия были обречены.

Изменение Плоти проявлялось раз за разом, в постоянно усиливающемся разрушении иногда поражая сотни воинов одновременно. Такую эпидемию было невозможно сохранить в полной тайне, но легион прилагал к этому все усилия, искажая факты там, где от них было не отвертеться. Некоторые из власть имущих Империума, которые знали о том, что в легионе всплыл некий укорененный дефект, считали его формой глубокой клеточной дегенерации, вроде той, что когда-то зацепила Громовых Воинов, либо, возможно, повреждением генетического семени, и не догадывались о подлинных масштабах ужаса.

В том, что Изменение Плоти было как-то связано с их психическими способностями и генетическим семенем, сомневаться не приходилось, но вот как или почему - не знал никто. То, что оно затрагивало легионеров, которые вовсе не имели, или имели крайне слабые психические таланты, совершенно не влияло на тень страха и ненависти, что накрывала легион. Не имея фактов, на которые можно было бы опереться, силы Империума видели только то, что легион стал отстранённым, и даже ещё более загадочным и хаотичным в своих операциях на службе Великому крестовому походу. Более того, подразделения, сражавшиеся рядом с ними, всё чаще страдали от необъяснимых потерь либо даже "несчастных случаев", что в ретроспективе могут выглядеть как отчаянные попытки убрать свидетелей.

Братские легионы, не питавшие к ним особой симпатии, а также представители власти Империума, которые узнали или хотя бы частично догадывались о природе Изменения Плоти (или просто "хвори" Тысячи Сынов, как её называли некоторые несведущие), в целом считали, что это было всего лишь проявление генетической или мировоззренческой скверны Тысячи Сынов. Шёпоты подозрения вскоре переросли в обвиняющие возгласы. Они назвали искусство Тысячи Сынов "колдовством", словом, выдернутым из чёрных дней Эры раздора.

Тысяча Сынов боролась дальше, невзирая на падающую численность. Презираемые всеми братскими легионами и большинством Империума, они продолжали медленно завоёвывать, хотя их ряды неуклонно таяли. Но хотя легион уничтожался изнутри, мощь его воинов росла дальше. Самые могущественные из них возносились всё выше, намного превзойдя в умениях любого из немногих известных псайкеров других легионов. С определённой точки зрения можно сказать, что у них не было выбора. Из-за снижающейся численности и неимения тех, кто соглашался им помогать, они сражались тем оружием, что было у них под рукой. Однако существует и другое мнение – они продолжали использовать свои силы не только потому, что так было необходимо, но и потому, что считали это правильным.

До нахождения Магнуса и прибытия на Просперо Тысяча Сынов предприняла не одну попытку вылечить Изменение Плоти. Многие пытались контролировать болезнь силой воли, подавляя её или применяя медитативные техники, чтобы как-то остановить распространение. Другие прибегали к алхимическим и ретровиральным методам, чтобы отсечь неуправляемые биологические мутации. Большинство этих попыток окончилось неудачей, а со временем все они оказывались неэффективными. Столкнувшись с крахом, Тысяча Сынов начала секретно помещать тех, у кого проклятье было на ранних стадиях, в стазис. Трюмы многих кораблей флота Тысячи Сынов наполнялись большим и большим числом братьев, удерживаемых в безвременной, бессонной дрёме. К тому времени как Великий крестовый поход достиг Просперо, в этом приграничном существовании между жизнью и смертью находилось больше легионеров, нежели живых. Некоторые решали добровольно войти в стазисные хранилища, как только ощущали первые симптомы Изменения Плоти. Другие сдавались, когда проклятье пускало внутри них корни, и их искажающаяся плоть застывала в момент распада. О тех тысячах, что были заключены в стазис, известно только то, что излечение Магнуса пережили очень немногие. Считается, что большинство вышло из вневременного сна и либо выстояло перед Изменением Плоти, либо мутация зашла так далеко, что их было не спасти, и поэтому им оказали милосердие. К этому предположению, как и ко многим другим, следует относиться с опаской, поэтому настоящая судьба Бессонного Братства остается неизвестной.

Воссоединение

Thousand Sons Logo Preheresy

После того как примархи были таинственным образом рассеяны по галактике, Магнус попал на удалённую колонию под названием Просперо. Ему не могло повезти больше с местом своего падения: гигант с одним глазом был бы гоним и ненавидим в любом другом месте. Но на Просперо он попал в окружение родственных душ, он попал в сообщество скрывающихся человеческих псайкеров. И это был не последний раз, когда судьба Магнуса подвергалась тонким манипуляциям.

Варп является местом не более безжизненным, чем материальный мир, и присутствие такого могучего психического потенциала не прошло незамеченным. Более чем одна сущность почувствовала его присутствие через Имматериум. Более чем одна прибыла на Просперо для того, чтобы найти его.

"Апокриф Скароса" описывает день прибытия Императора на Просперо:

« Они казались старыми друзьями, как будто были знакомы много лет. Устрашающий внешний вид не отвратил Императора Человечества от Магнуса, он провозгласил его своим сыном и заключил в свои объятия.  »
Предполагается, что еще за долгие годы до того, как Великий крестовый поход достиг Просперо, между Императором и Магнусом была связь. Впрочем, существовало ли подобное соединение, а если да, то насколько сильное, мы никогда уже не узнаем. По словам Магнуса, такая связь действительно была, и Императора связывало с ним взаимопонимание большее, чем с любым другим примархом. Он даже отмечал, что его лучшим учителем в психическом царстве, ещё до того, как обрёл полное сознание, а также в ранние годы жизни на Просперо, был Император, и они вдвоём много раз путешествовали в эфире за границей реальности.

Что из всего сказанного Магнусом было правдой, и до какой степени, остаётся загадкой. Необычная психическая природа Магнуса вкупе с трансцендентным могуществом Императора делает такую форму связи возможной, может даже вероятной, но было ли всё в точности так, как описывает Магнус, – вопрос спорный. Возможно, он выражался метафорически, как это нередко за ним замечали. Возможно, это было правдой, но не совсем такой, как говорил Магнус. И, кроме того, есть вероятность, что его ввели в заблуждение сущности варпа, частично или во всём. Но не важно, какой именно была их связь, поскольку когда Император прибыл на Просперо, Он уже знал достаточно, чтобы привести с Собой то, что осталось от легиона, рождённого из генного материала Магнуса.

Избавление от проклятья

К тому времени как XV легион воссоединился со своим владыкой, война и Изменение Плоти оставили на нём глубокие шрамы. Столь многие теперь спали в стазисе, слегли от ран либо мутаций, что когда легион по зову Императора явился на Просперо, перед отцом преклонило колено всего несколько тысяч легионеров. Говорят, что узы между примархом и его генетическими сыновьями превосходят даже связь отца и ребёнка. Узы же между такими существами, как Магнус и его психически созвучные генетические дети, были как будто ещё крепче, так как с момента их воссоединения примарх и легион казались продолжениями друг друга в мыслях, взглядах и мнениях. Наконец-то Магнус нашёл учеников и последователей, способных принять его учения и идти тем путём, что он предвидел для человечества. "Апокриф Скароса" описывает момент, когда примарх и его легион объединились:
« Потерянный в варпе примарх слышал своего Императора и его ответ был прост: "как я стал твои сыном, так они станут моими". Он опустился на колени и в этот момент принял под своё командование Пятнадцатый Легион: его Тысячу Сынов.  »
Thusand Sons Terminator Preheresy

Однако даже когда Магнус взял командование над легионом и объявил Просперо его домом, Тысяча Сынов продолжила поддаваться Изменению Плоти с неуклонно растущей скоростью, словно появление генетического повелителя запустило финальную, ужасную фазу цикла проклятья.

Столкнувшись с разворачивающейся катастрофой, Магнус обратил все свои познания, силы и умения на то, чтобы найти лекарство от проклятья – это был не просто акт покровительства своим детям, но и, как предполагают некоторые, проверкой, которую устроил Император для самого странного из своих сынов. О том, что произошло дальше, остается лишь догадываться или судить по той тени, которую оно отбрасывает с тех пор в настоящее. Магнус отыскал лекарство и спас свой легион. Тогда никто не знал, как ему это удалось, ибо Алый Король был таким могущественным, что даже если бы он и дал ответ, понять его смогли бы немногие. Возможно, что Магнус углубился в то, что человечеству следовало знать о способах избавлениях своих сыновей и, быть может, в конечном итоге спасение обрекло их на ещё худшую участь.

Thousand Sons Astartes Preheresy 1

Магнус сохранил свой легион, но большой ценой. Как и при основании, их снова насчитывалась 1000 воинов. Это число будет следовать за XV легионом на протяжении всей истории его существования, повторяясь в циклах почти полного уничтожения и перерождения. Подобный феномен легко списать на случайность, но к случайностям стоит относиться с подозрением.

Преобразование легиона

Магнус не просто спас свой легион, но изменил его изнутри и снаружи. Просперо стал родным миром Тысячи Сынов, источником многочисленных новых рекрутов, а его пути стали фундаментом для возродившегося легиона. Вместо старых структур Магнус создал новые принципы власти, познаний и таинств, что переплетались друг с другом, и таким образом видоизменил всё, от командной структуры легиона и способа ведения войны до самого языка, которым он пользовался в общении. Даже не помышляя отказываться от применения психических сил, Магнус вместо этого принялся оттачивать и улучшать их, обучая свои сыновей искусствам, которые он развил на Просперо. В легионе распространились Пять Просперианских Культов, и каждый психически способный воин принял тот, который наилучше соответствовал природе его дара. Способности тех, кто пережил лечение Магнуса от Изменения Плоти, значительно возросли, под руководством примарха они усилились ещё больше, став основательнее и утончённее. В новых рекрутах он искал психический потенциал, неординарный интеллект и мудрость. Многие из новобранцев поступили с Просперо, избранные среди самой выдающейся молодежи, однако, когда легион снова отправился к звёздам, еще больше наберут из других миров с той же тщательностью отбора.

Хотя большинство подробностей о том, как организовывались Тысяча Сынов во времена до прихода Магнуса, неизвестно, сохранились сведения, что они не отличались от типичного легиона Астартес, за исключением своих псайкерских способностей (этот легион обладал самыми сильными библиариями своей эпохи). Когда Магнус принял командование, его изменения (сделанные под влиянием его жизни на Просперо и культуры этой планеты) сильно сказались на организационной и иерархической структуре легиона.

Произошло это после жестоких боёв на Каменке Тройка, и именно тогда он также начал использовать униформу и снаряжение, которыми стал известен до конца Великого крестового похода.

Тысяча Сынов были разделены на несколько Орденов, называемых боевыми братствами, которых всего было девять. В конце одной особо кровавой военной кампании погибло девятьсот Астартес, что практически уничтожило легион. Вместо того, чтобы восстановить его, Магнус реорганизовал легион в качестве одного из 9 боевых братств, назвав его Песеджетом. Также он создал два специальных подразделения: элитные оккультисты-терминаторы и Сокрытые - разведчики ауксилии. Командная структура легиона была изменена в рамках следования философии Регати. Высшие офицеры получили свои места на основе своих псайкерских способностей и влияния.

Magnus Preheresy

Примарх взял в легион некоторых бывших повелителей и последователей из числа жителей Просперо, несмотря на то, что они были слишком старыми для того, чтобы пройти полноценную имплантацию генетического семени. Благодаря прсперианским алхимическим техникам, загадочным физиохимическим аугментациям и биомантическим способностям самого примарха эти легионеры-полукровки смогли последовать за Магнусом. Среди этих вознёсшихся людей был Амон, когда-то преданный ментор стал последователем, а теперь и советником Магнуса в перестройке легиона. Большинство знаний и техник, собранных и доработанных Магнусом, принадлежало Амону, и эти немногочисленные избранные стали учителями и наставниками как для выживших из первых Тысячи Сынов, так и новых инициатов. После того, как легион вырос в численности и мощи, а проклятье спало, Магнус присоединился к Великому крестовому походу.

Многие примархи были идеалистами, считавшими Великий крестовый поход не просто завоевательной войной или рассветом человечества, но путем к высшей цели. Магнус разделял подобные взгляды, хотя утопия, которой он стремился достичь в конце дороги, отличилась. Для Магнуса главной целью Великого крестового было не доминирование, но возвышение людей. Он считал, что конечной судьбой человечества должно было стать духовное и интеллектуальное вознесение. Примарх прозревал, что человечество ждет золотой век просвещения, в котором мысли, знания и логика откроют их разумам возможность свободно парить над реальностью и видеть общую картину бытия. Стремление к этому свету было целью любого предприятия, неважно, насколько безжалостным оно могло бы казаться. Вооружённые этой уверенностью, Магнус и его сыны занялись не просто покорением миров, но сбором знаний и распространением своих идеалов.

Где бы ни появлялась Тысяча Сынов, она собирала познания с ненасытным голодом. Пергаменты, книги, инфохранилища, образцы ремесел и искусств, а также бессчетные иные артефакты с миров людей и чужаков – легион не брезговал ничем. Много чего Тысяча Сынов получила в ходе своих завоевательных войн, но многие чудеса мысли, затерявшиеся во мраке Эры раздора, обнаруживались в ходе миссий, отправленных на уже приведенные к Согласию планеты. Доподлинно известно, что в поисках обрывков знаний Магнус вместе с Пертурабо из Железных Воинов путешествовали в глубины теней Терры – братья-примархи, совершенно отличные по характеру и поведению, объединились в стремлении узнать то, что можно было познать, пускай и в разных отраслях.

Иногда кампании, которые вела Тысяча Сынов, не имели стратегического смысла для остальных, и нередко она покидала одни конфликты и присоединялась к другим как будто по прихоти, тем самым навлекая на себя неизбежную критику, что только усиливало затаённые подозрения, которые еще висели над легионом. Подобное стяжательство и идеалистические склонности вызывали у некоторых отторжение, а у других и вовсе неприкрытую неприязнь. Даже нахождения их примарха не помогло рассеять облако недоверия вокруг Тысячи Сынов. Многие продолжали шептаться о том, что они осквернены, что они ничем не лучше колдунов-царей и ведьм-жрецов Старой Ночи, невзирая на все их слова о просвещении. В ответ на это Магнус пытался не просто убедить весь Империум в своей правоте, но старался заставить его увидеть оправданность своих действий.

Никейский совет

То что Тысяча Сынов нередко достигали победы через хитрость и искусство обмана, а не благодаря боевой доблести, поначалу оставалось незамеченным. В конце концов, победа есть победа. Но чем больше разрастался Империум Человечества, тем сильнее становилось сопротивление Великому крестовому походу. Когда космические десантники и полки Имперской Гвардии высаживались на планеты, они ожидали обнаружить потерянные колонии людей, но нередко встречали рабов таинственных сил, полностью враждебных и не понятных им. Эти культы, рабы сущностей варпа, нередко владели магическими силами, и многие видели в силах врагов человечества подобие тех сил, которыми владели Магнус и Тысяча Сынов. Многие питали глубокое недоверие к методам Сынов. И первым среди них был Мортарион, мрачный примарх Гвардии Смерти, который из своего тёмного прошлого знал, что магические силы никогда не даются даром. Леман Русс, примарх Космических Волков, в глазах которого победа всегда должна достигаться доблестью и силой оружия, и который считал методы Тысячи Сынов недостойными чести десантника, также возвышал свой голос в осуждении Тысячи Сынов. Раскол разросся столь широко, что грозил самой основе нового молодого Империума, и было решено собрать совет, который должен был решить эту проблему раз и навсегда.

Обе стороны собрались на большое собрание на планете Никея, в большом амфитеатре, который вмещал десятки тысяч, и сам Император возвышался на троне между ними, как судья. Здесь, под звёздным светом охотники на ведьм предъявили свои доводы. Они читали хроники событий, описывали тот вред, который наносился колдовскими силами последователей Хаоса верным подданным Императора, о мутантах, которые не могли сдержать свои способности, о деспотах, которые оборачивали свои дары для тёмных и эгоистичных дел. Против этих обвинений выступил сам Магнус.

Он взошёл на подиум в тишине, сам его вид как будто подтверждал то, что говорили охотники на ведьм. Но когда он начал говорить, стало ясно, что мало кто может противостоять харизме и убедительности слов примарха. Он говорил о том, что никакое знание не может быть злом само по себе, и никакая погоня за знаниями не может быть нечистой, до тех пор, пока ищущий чист сердцем и владеет тем, что он знает, а не наоборот. И нет, сказал в заключении примарх, такого знания, которое не смогли бы постичь Тысяча Сынов, и нет путей, которые были бы слишком сложны для них. Его выступление разделило совет ещё более непримиримым образом.

Охотники на ведьм ещё более сплотились и единым фронтом выступили со своим обвинениями, но их голосов было недостаточно для того чтобы превзойти тех, кто стоял на стороне примарха Тысячи Сынов. Собрание открыто обсуждало, сможет ли сам Император принять решение против одного из своих детей.

Напряжение стремительно нарастало, когда к трону Императора приблизилась делегация библиариев, среди которых были верховные из многих легионов. Император позволил им говорить, кивком заставив замолчать остальную аудиторию. Библиарии выстроились полукругом перед троном, символизируя этим то, что они говорят одним голосом, но озвучивать их позицию они предоставили молодому эпистолярию. Он говорил со страстью, и слова его дали совету третью возможность разрешить конфликт. Псайкер, говорил он, подобен спортсмену, способности которого требуется тренировать и оттачивать. Псайкерство не может быть злом по определению. Но колдовство - это сила, за которую следует торговаться, и не один человек не может быть до конца уверенным в том, что он получит то, что просит, и не будет обманут сущностями варпа. Остальные библиарии сплотились за его спиной, и провозгласили, что псайкерство должно стать ещё одним инструментом в руке человечества, оттачиваемом верой и тренировками. Колдовство же должно было быть запрещено, как преступление против Империума и Императора.

Компромисс, предложенный библиариями, давал возможность обеим сторонам придти к соглашению, и казалось что это именно то, чего ждал сам Император. Император принял решение библиариев и своим словом возвёл его в ранг закона. Эдикт Никеи до сих пор является образцом имперской политики в отношении псайкеров и псайкерства.

Но это было не то решение, которое могло удовлетворить Магнуса. "Гримуар Еретикус" описывает яростное противостояние отца и сына, когда сам Император пресёк попытку Магнуса покинуть зал в знак протеста против решения. Он воспретил Магнусу впредь практиковать колдовство и магию и заниматься поисками любого магического знания. Лицо Магнуса стало мрачным, как старый камень, когда он услышал приказ отца. Он был на гране срыва прямо там, в зале, но, в конце концов, склонился и принял приказ Императора, подчинив ему себя и свой Легион. Ни примарх, ни Император не знали, что эта встреча лицом к лицу будет последней и что ныне начали раскручиваться события, которые приведут к предательству, кровопролитию и боли.

Шок, вызванный таким решением, разошёлся по всем воинствам Великого Крестового похода, но никто не ощутил его сильнее, чем Тысяча Сынов. Во всяком случае, так предполагалось. После Никейского Совета легион вновь вернулся к походу, за исключением самого Магнуса, который скрывался в великих библиотеках Просперо, занявшись неким делом, которое скрыл от своих братьев и даже сынов. На протяжении более трёх лет воины Просперо сражались во имя Императора по старинке, болтером и клинком, не используя открыто те силы, которыми так гордились прежде. Даже без Магнуса, научившего их "колдовству", на протяжении этого недолгого затишья воины Тысячи Сынов приводили к Согласию всё новые миры. Многие видели в успешных действиях легиона подтверждение тому, что Император принял мудрое решение. Однако в последующие годы возникли предположения, что использование психических искусств превратилось в тайну, скрываемую XV легионом ото всех прочих, что они отринули эдикт Императора с самого начала. Конечно, сейчас эти утверждения не удастся подтвердить, а последующие действия Тысячи Сынов сделали их неважными.

В любом случае невозможно отрицать, что за этим последовала трагедия, хотя мы и не можем сказать наверняка, кто был истинным виновником произошедшего, ведь отчасти к этому привели действия и примарха, и легиона, и, возможно, даже самого Владыки Человечества.

Предательство и сожжение Просперо

« Ищущие допустят три крупные ошибки при своем восхождении, неважно, насколько отважны они духом или остры взором.

Первая ошибка – считать, что они достигли конца пути, когда на самом деле они сделали лишь первый шаг. Вторая ошибка – считать, что конец одного пути это начало нового. Третья ошибка – считать, что следующий шаг стоит любой цены. Вот эти ошибки, и количество их три, и плата за них – утрата всего, что они когда-либо достигли и любили.

 »

— Эол Младший, "Трактатус Ангелус".

Но угроза, которая была разрешена на совете, служила только маской для более глубокого и тёмного предательства. На Давине события пришли к своему трагическому завершению, когда Гор, первый среди равных, пал жертвой хитроумных манипуляций Хаоса. Эта угроза не могла быть разрешена дебатами или декретами. Порабощённый силами Хаоса, Гор вышел из событий на Давине готовым сделать не что иное, как полное уничтожение Империума. Его собратья по легиону упорно принимали его сторону, даже против своего божественного создателя, и Гор готовился напасть на братьев-примархов и самого Императора под покровом неожиданности. Он был прекрасным стратегом и верил в то, что его манипуляции предусмотрели все возможные варианты развития событий. Он не предусмотрел только одного. Несмотря на запрет своего отца, Магнус не отвратился от тёмного искусства магии.

В своем убежище на Просперо, в своим варп-видении, Магнус видел ту клятву верности силам Хаоса, которую принёс Гор на диких полях Давина. Предательство было раскрыто, все его детали предстали перед Магнусом кристально ясными. Он видел могучие силы Хаоса и человеческие слабости Фулгрима из Детей Императора и Ангрона из Пожирателей Миров, на амбициях которых мастерски играл Гор. Он видел ловушку, которую расставлял Гор для Ферруса Мануса, Вулкана и Коракса и их Легионов на Истваане V. Он видел как самая могучая твердыня верности Императору, Ультрадесант, были мастерски удалены от театра основных событий. Единственный в галактике, яснее, наверное, чем сам Гор, Магнус понял и осознал все обстоятельства предательства.

Многие впоследствии считали, что если бы Магнус погрузился со своими Сыновьями на корабли и отправился бы на помощь Земле на перехват Гор, он мог бы изменить ход Ереси. Но Магнус знал, что натура варпа изменчива и он мог не успеть вовремя. И он пошёл более сложным и опасным путем. Примарх никогда не верил в то, что колдовство может быть злым само по себе, и он преступил свою клятву перед Императором, ради того, чтобы предупредить его.

Владея своим видением и имея возможность предупредить Императора о предательстве и войне, Магнус считал, что имеет доказательство того, что его магия полезна и нужна. Вместе со своими колдунами он сотворил могучее заклинание через время и пространство. Он пронзил все защитные знаки Императорского дворца и предстал в своей магической форме перед Императором и донёс до него предупреждение о предательстве, и назвал Хоруса как вождя восстания.

Это был момент триумфа Магнуса и его оправдания. Только сила колдовства Магнуса открыла предательство и указала на змею. Теперь Император несомненно увидит его ценность. Но вместо этого Император обвинил самого Магнуса и назвал его предателем. Он указал, что обвинения своего собрата-примарха в предательстве доказывает предательство самого Магнуса. Стремление Магнуса получить запретные знания само по себе стало доказательством того, что Магнус пал жертвой тех сил, от использования которых его предостерегал Император. Самые худшие страхи Императора о душе одноглазого примарха подтвердились.

Содержание предупреждения Магнуса было полностью проигнорировано. Говорят, что Император разорвал контакт с такой силой, что предохраняющие знаки Императорского дворца запылали белым светом и рассыпались в прах. Повелитель Человечества приказал собрать Обвинительное воинство, а также отправить послание на Бета-Гармон и уведомить Лемана Русса о деяниях заблудшего брата. Космические Волки подходили для этой миссии как никто другой. Император приказал VI Легиону взять под стражу Магнуса и его Сынов, чтобы доставить на Терру для суда.

Прибыв к Просперо, Обвинительный Флот предложил оступившемуся примарху и его легиону сдаться или встретиться с гневом Императора. Но Магнус проигнорировал предложение Лемана Русса, не оставив оскорблённому брату другого выхода, кроме кровопролития. Только те, кто самолично наблюдал события тех далеких дней, достоверно знают о том, что произошло в то время, когда Космические Волки обрушились на Просперо, так как дошедшие до нас письменные источники существенно расходятся в описаниях. Эпическая сага, "Плач по Просперо", рассказывает о том, что Волки подвергали Просперо орбитальной бомбардировке, а затем на планете разразилась грандиозная битва, в которой обе стороны понесли огромные потери. С другой стороны, один из самых популярных среди Волков устных эпосов описывает события совсем в другом ключе. Он гласит, что Волки застигли Сынов врасплох, и, обрушившись на Город Света сверху, как Магнус до них, превратили его в руины за одну ночь, полную сражений и крови. Одна ночь горящих библиотек, рушащихся башен и дикого, примитивного насилия полностью совпадает с общепризнанным образом Волков. Но эпос не объясняет только одного: как планета, полная магов, которые могли пронзать своим видением пространство и время, заглядывать в будущее, могла пропустить приближающийся к ней флот, и оказаться столь бессильной перед Волками. В действительности - правду может знать один лишь Магнус. Разграбление Города Света стало невероятным ужасом для учёных Тысячи Сынов. Волки проложили кровавый и огненный путь через город, уничтожая убежища и лаборатории, зажигая на площадях огромные костры из книг и древних манускриптов, уничтожая уникальные артефакты ударами мечей. И, несмотря на различия в описаниях событий разными источниками, все из них описывают встречу Магнуса и Лемана Русса лицом к лицу, одноглазого гиганта и дикого берсерка, на руинах города. "Битва Гигантов", записанная инквизитором Басталеком Гримом на основе устных преданий Волков, так описывает это событие:
« И вышел Магнус Красный на поле битвы, заставляя разорённую землю дрожать под его шагами. Русс отважно напал на багрового гиганта и поднял его над землей. Король Волков переломил спину Циклопу и вся Тысяча Сынов вокруг, увидев падение своего примарха, бежала в страхе. Но когда Русс поднял свое "Лезвие Холода", "Мьялнар", для смертельного удара, Магнус произнёс слово силы и исчез в земле.  »
То, что произошло потом, в конце дикой ночи смерти и разрушения, существенно различается от источника к источнику. Каким-то образом Магнус сумел лишить Русса полной победы и, в конце концов, заплатил ту цену за свою силу, от которой его предостерегал Император.

Всё, что было важно для него теперь, разрушалось на его глазах, и Магнус обратился к тому кто, как он знал, мог ему помочь. Магнус прозрел варп и там он нашёл знание, которое искал. Его колдуны, его возлюбленный легион, всё то бесценное знание, которое они накопили за многие века исследований, всё ещё могло быть спасено. Он обнаружил, что решение смотрит в ответ на него, как будто оно всегда было там, наблюдая за ним и изменяя его исподволь для своих целей. Это было само воплощённое колдовство, которое обещало знания, силу и спасение. Но Магнус более не был хозяином знания, как он себе представлял, он был слугой.

В одно мгновение Город Света, его серебряные башни и огромные библиотеки, весь легион Тысячи Сынов исчез с лица Просперо и Империума навечно. Когда Магнус и его Тысяча Сынов снова появились в поле зрения имперских летописцев, они сражались рука об руку с Гора на Терре. Магнус стал князем демонов бога Хаоса Тзинча, Повелителя колдовства, Изменяющего Пути. Битва за душу примарха закончилась, и многие остались в сомнениях, была ли эта битва вообще.

Ересь Гора

После Сожжения Просперо Гор предложил Сынам присоединиться к его походу на Терру и они согласились. Из-за небольшого количества Тысяча Сынов ограничились вызовом демонических подкреплений и использованием боевых заклинаний, но не участвовали в большинстве сражений Осады Терры. Но, когда внешние стены дворца были разрушены, этот легион потребовался, чтобы сломать внутренние укрепления дворца. Продвигаясь к Вратам, часть легиона сдерживала контратаки Империума, в то время как колдуны пытались уничтожить оборону с помощью своих сил. Это нападение сошло на нет, когда Имперские Кулаки во главе с Рогалом Дорном прибыли и вынудили легион предателей защищаться, а Император направил выживших лояльных библиариев, чтобы заблокировать атаки колдунов.

После смерти Гора Тысяча Сынов отступила с Терры вместе с другими силами Хаоса.

Рубрика Аримана

Ahriman

Тысяча Сыновей были почти уничтожены неконтролируемыми мутациями во времена до появления Магнуса. Даже то спасение от этой угрозы, которое принес Магнус, не было полным, и требовало постоянных усилий и бдительности. Ужас от судьбы погибнуть в мутациях никогда не покидал самых старых членов Легиона, и этот страх усиливался, когда они видели, что происходит в рядах других Предавших Легионов. Они посвятили себя служению Мастеру Тзинчу и на время он защитил их от такой судьбы. Даже после того, как Ересь провалилась и Тысяча Сыновей были вынуждены бежать вместе со своими собратьями в Глаз Ужаса, благорасположение Тзинча оставалось с ними. Но боги Хаоса непостоянны, и сразу поле того, как Тысяча Сыновей отправились к своей новой планете в пределах Ока Ужаса, которая позднее получила наименование Планета Колдунов, Изменяющий пути начал менять их. Гротескные мутации, такие, какие предпочитал Изменяющий Пути, стали появляться в Легионе. Многие воспринимали это как знак свой новой судьбы, и несли такие мутации с гордостью, но для старших офицеров Легиона это было знаком того, что их ни во что не ставят. Все жертвы, потеря Просперо, кровопролитие Ереси ни к чему не привели. Вечный поиск знаний привел к тому безумию и мерзости, которых они всегда страшились.

Кабала самых могучих колдунов Легиона под предводительством Аримана, Главного Библиария легиона Тысячи Сыновей, магистра культа Корвидов и самого доверенного из слуг Магнуса, решили убрать изменения, несомые мутациями. Они заложили основы могучего заклинания, и скрыли свою работу от глаз Магнуса, так как не были уверены в том, что он одобрит такой рискованный шаг. Заклинание должно было смыть все мутации боевых братьев, и сделать Сыновей иммунными к изменяющему эффекту Хаоса. "Гримуар Еретикус" говорит о том, что это было заклинание такой огромной силы, что даже ужасные демоны варпа в страхе бежали перед огромным ураганом магической энергии, который выпустил Ариман и его кабала. Планета Колдунов укуталась голубыми и желтыми облаками, и ветвистые молнии рыскали по поверхности, нанося удары по мутировавшим десантникам, до тех пор, пока сам Магнус не был вынужден вмешаться.

Последствия были далеко не такими, на которые рассчитывала кабала. По всей Планете Колдунов боевая сила Тысячи Сыновей была полностью уничтожена - и закреплена навеки. Тысяча Сыновей стали имунны к мутациям, потому что только плоть можно подвергнуть ей, а все десантники стали только прахом, заключенным в своих магическим образом закрытых силовых доспехах. Каждая щель, сочленение и соединение доспехов, были запечатаны адским огнем, навеки заточив души десантников в них. Практически весь легион Магнуса был обращен в неумолимые автоматы на всю их оставшуюся жизнь.

Магнус был в ярости. Легион принес все в жертву ни за что. Поиск знаний, который был главным смыслом жизни всех собратьев, был закрыт для них навеки. Из-за своих собственных действий большинство учёных Легиона теперь с трудом могли просто мыслить. Все, что Магнус делал в свой жизни, все, чем он пожертвовал, каждое критическое решение в свой жизни, Магнус принимал на основании двух глубоких убеждений: что знание чисто само по себе и что он его повелитель. Теперь его дом был уничтожен, его отец стал его заклятым врагом, его Легион превратился в прах, и Магнус впал в глубины отчаяния. Бросив взгляд на уставший от войны и слабый Империум Человечества, Магнус, как Гор до него, поклялся утопить галактику в огне.

После Ереси

Thousand Sons Post-Heresy

После окончательного перехода легиона на сторону Бога Хаоса Тзинча были внесены некоторые изменения в организацию легиона, но они не оказали непосредственного влияния на боевое обучение. И ранее они стремились избежать ближнего боя, предпочитая колдовство или дальнобойное оружие, разработка теории чернокнижниками Хаоса и влияние Рубрики Аримана только усилили стремление к этому подходу. Десантники, подверженные влиянию Рубрики, разворачивают основную огневую мощь атаки, в то время как чернокнижники используют психическую силу, чтобы организовать битву с построенным ранее планом обмана.

Хотя они и избежали распада в качестве легиона в течение долгого времени, в настоящее время немногочисленные оставшиеся десантники Тысячи Сынов теперь действуют в рамках маленьких отрядов. Наиболее известным из них является отряд Блудных Сынов во главе с Ариманом.

Боевая докторина

Thousand Sons vs daemons (Great Crusade)

Тысяча Сынов против демонов во времена Великого крестового похода.

До Ереси Гора Тысяча Сыновей были известны тем, что по возможности избегают ближнего боя, полагаясь на огневую мощь, но превыше всего на волшебство и магию. Хитрость, обман, введение в заблуждение, вот те методы войны которые они используют, и все их лучше использовать на расстоянии. Нередки случаи, когда подразделения Тысячи Сыновей приближаются под покровом иллюзий и магии, там где другие Легионы платили бы большой кровью. Легион специализировался на психических боевых действиях, точечных атаках, дезориентации врага, отборе знаний, макрокоординации кампаний с многочисленными фронтами.

Рубрика Аримана немногое изменило в боевой доктрине. По сию пору лорды-колдуны Тысячи Сыновей используют своих призрачных собратьев как основу для огневой мощи, выстаивая вокруг них хитроумные комбинации, и соединяя свои планы могучим волшебством.

Организация

Магнус возлагал большое доверие на своих учеников, считая, что он учил их хорошо, и могучее волшебство даёт им достаточно инструментов для того, чтобы действовать независимо. Поэтому ещё до Ереси взводы Тысячи Сыновей велись в бой не ветеранами-сержантами, а теми, кто проявлял психические способности. Эти младшие волшебники вместе с командованием войсками проходили также учебу в магических науках, и несмотря на свое предназначение стать волшебниками, они имели также немалый опыт командования людьми на поле боя. В легионе для любого, кто не обладал психическим способностями, был закрыт путь в высшие командные эшелоны, и таким образом полевыми командирами Тысячи Сыновей становились колдуны и библиарии. С самого своего основания Легион был невелик числом, и выработал свою тактику боя, которая опиралась на небольшие подразделения, которыми командовали колдуны, имевшие гораздо больше независимости от своего примарха, чем воины других легионов. Эта командная практика сохранилась по сей день, когда небольшими бандами командуют самостоятельные волшебники, к большому сожалению Империума.

Верования

Thousand Sons Sorcerer Preheresy

Для примарха Магнуса знание было силой. Он считал, что нет ни такой дисциплины, которую он не мог бы постичь в совершенстве, ни секрета, который он не мог бы раскрыть и заставить служить своим целям. Для Тысячи Сыновей знание стало спасением, умением контролировать нестабильные силы, полученные в наследство от генов примарха. Каждая книга была священной, каждый текст был достоин изучения, каждый документ был ценным ресурсом. Высшим же знанием была магия, путь к финальному посвящению, ключ к власти над вселенной. До Ереси на публике Тысяча Сыновей проявляли показной догматизм, давая клятвы верности и распевая имперские гимны. Они сражались за расширение царства Императора, но как показало их клятвоотступничество, высшая верность их была не с Императором, а с примархом. Когда высшая мудрость ускользнула от Магнуса, и он попал в лапы Тзинча, те кто верили, как и он, не могли не пасть вместе с ним.

Так как знание — это сила, и наиболее знающий является самым сильным. В связи с происхождением их первых рекрутов и необходимостью в первое время существования открыть способ защититься от изменения плоти они обладают более глубокими познаниями и контролем психических способностей. В связи с этим среди Тысячи Сынов развивалось два основных культурных направления: почитание текстов и почитание примарха.

Каждый Астартес Сынов любил читать. Говорят, что не было такой книги на их планете, которую бы они не смогли изучить и не прочитали. В разговоре они вели себя вежливо, культурно, избегая бранных слов, но любили поддевать собеседника, демонстрируя свою эрудицию.

Хотя представители Тысячи Сынов интересуются всеми формами знания, особый интерес они проявляют к тем из них, которые связаны с колдовством или другими тайными знаниями. Для отряда Тысячи Сынов нет ничего необычного отправиться в военный рейд ради музейной коллекции, библиотеки или отдельных произведений искусства.

Генокод

Thousand Sons apothecarium

Апотекарий.

Из всех примархов Магнус Красный подвергся наибольшей мутации, как физической, так и психической, и Легион созданный на основе его генокода, также жестко страдал от мутаций. При этом легионеры имели гораздо больший процент десантников с психическими силами разного уровня. Ранее, до Ереси, Легион имел также не очень большой, но заметный процент тех, кто имел мутации физические. После клятв верности Тзинчу количество физических мутаций возросло до невероятных масштабов. Рубрика Аримана положила конец мутациям среди десантников, но волшебники, которые правят легионом, все ещё живут во плоти, и несут генокод своего примарха. Они с гордостью несут гротескные мутации Тзинча, как знак благорасположения своего покровителя.

Структура

Структура Тысячи Сынов не походила ни на один другой легион. Магнус Красный не только отстроил свой легион из руин Изменения Плоти, но и видоизменил каждый его аспект по образу, служившему его видению и требованиям учений, образу, известному в некоторых источниках как "Песеджет". Там, где структура и традиции старого легиона совпадали с его замыслами, он сохранил их, а там где нет – устранил и заменил новыми.

Ни одна составляющая часть его легиона не была случайной или непродуманной, чем он под запись хвалился Фулгриму, отмечая, что даже там, где практики и вариации росли как будто спонтанным образом, они были не более чем "давно посаженным семенем" и "все, что происходило с моими сыновьями, я увидел задолго до того, как оно родилось в их сердцах и умах". Хотя настоящие масштабы этого предвидения остаются неизвестными, они дают нам понять, что в легионе ничего не происходило без ведома Магнуса Красного, который был его абсолютным лордом и повелителем.

Больше всего Тысяча Сынов напоминала свои братские легионы на уровне отдельных подразделений. В легионе было представлено полное боевое расписание Легионес Астартес, от отрядов тяжелой поддержки с лазерными пушками, до эскадрилий Воздушных Охотников на реактивных мотоциклах со всеми промежуточными разновидностями, благодаря чему он мог сражаться практически на любом театре военных действий. Несмотря на мощь и размах, с которыми легионеры использовали свои психические силы, они оставались космическими десантниками, способными нести разрушение также на куда более привычном (но все равно высокоэффективном) уровне. Если Тысяча Сынов проявляла предрасположенность к какому-то конкретному виду подразделений, то это было механизированное тактическое отделение с принципиальным уклоном в пехотную составляющую, а также мобильные спидеры и отряды разведки на летательных аппаратах, которые придавались боевым силам легиона в качестве практически универсального дополнения. Точные причины предпочтительности именно этой конфигурации неизвестны но, вероятно, она считалась самым эффективным и адаптируемым вариантом развертывания воинов на поле битвы, а благодаря психической мощи более узкая специализация легионеров отходила на второй план. Такое объяснение вполне увязывается с множеством примеров столкновений, когда против вражеской бронетехники или укреплений легион выставлял силы без какой-либо тяжелой техники либо снаряжения, которой в схожих обстоятельствах воспользовались бы другие легионы, для достижения победы рассчитывая в первую очередь на психические способности, а не на огневую мощь.

Тем не менее, было замечено, что, несмотря на склонность к использованию пехоты в качестве основных войск, Тысяча Сынов никогда по своей воле не занималась смертоносной арифметикой боевых действий, основанной на истощении, всеми путями избегая мясорубок массированных штурмов, окружений, а также жертвенных сдерживающих сражений. Вместо этого легион всегда пытался склонить ход битвы в свою пользу посредством стратегического планирования, продуманного применения вспомогательных войск, вроде боевых автоматов в качестве щитов и арьергардных сил и, конечно, более оккультных и малопонятных средств.

Магнус возлагал большое доверие на своих учеников, считая, что он учил их хорошо, и могучее колдовство даёт им достаточно инструментов, для того чтобы действовать независимо. Поэтому еще до Ереси отделения Тысячи Сынов возглавлялись в бою не ветеранами-сержантами, а теми, кто проявлял наибольшие психические способности.

Эти младшие колдуны вместе с командованием войсками проходили также обучение магическим наукам, и, несмотря на свое предназначение стать колдунами, они имели также немалый опыт командования людьми на поле боя. В легионе для любого, кто не обладал психическим способностями, был закрыт путь в высшие командные эшелоны, и таким образом полевыми командирами Тысячи Сынов становились колдуны и библиарии. С самого своего основания легион был невелик числом и выработал свою тактику боя, которая опиралась на небольшие подразделения, которыми командовали колдуны, имевшие гораздо больше независимости от своего примарха, чем легионеры других легионов. Эта командная практика сохранилась и по сей день, когда небольшими бандами командуют самостоятельные колдуны, к большому сожалению Империума.

Бронетехника

Для Тысячи Сынов использование бронетанковых сил в линейных ротах было скорее средством достижения цели, чем предпочитаемым способом ведения боевых действий, как в случае с некоторыми другими легионами космического десанта. Редко разворачивавшийся непропорционально целям операции, Тысяча Сынов выводила лишь столько бронетехники, сколько требовалось для обеспечения безопасности своих легионеров в дороге, и на первый план ставила защищённость и мобильность, а не боевую мощь. Меньшие машины, учитывая их ограниченную прочность, нечасто применялись на передовой среди таких бронетанковых контингентов, поэтому повсеместные "Носороги" зачастую оставались на второй линии или несли вспомогательную службу, тогда как в боевых операциях легион отдавал предпочтение "Лендрейдеру" модели "Протей". Тысяча Сынов имела достаточно много линейных танков, вроде "Хищника" и "Сикаранца", а также мобильных подразделений артиллерии, но они по большей части определялись в специальные бронетанковые фаланги, часто с ограниченной пехотной поддержкой, а иногда и вовсе без неё. Эти силы выводили в битву только по приказу легионного стратегического командования, нередко в ответ на непреложные предсказания, а также в соответствии с заблаговременным логистическим планированием. Их использовали против врагов, занимавших хорошо защищённые укрепления, чтобы огнём множества машин создать брешь и впустить остальные войска, их стрельба направлялась сверхъестественными силами, поэтому танки Тысячи Сынов были смертоносной, хоть и невоспетой, составляющей побед легиона.

В ходе битвы за Просперо уцелевшую бронетехнику, стоящую в подземных бункерах и складах по всей Тизке, спешно определили во временные подразделения и вывели наружу, чтобы задержать наступление Обвинительного воинства. В соответствии с подсчётами, эти машины составляли от одной десятой до одной пятой общей численности бронетанковых сил легиона, и участь остальной техники остаётся неизвестной.

Иерархия

Власть в Тысяче Сынов была вопросом перспективы. Как и во всем прочем, на откуп общественности был представлен простой ответ, однако если бы кто-то знал немного больше и взглянул бы несколько под другим углом, ему бы открылся иной ответ. Еще немного знаний, очередная небольшая смена перспективы, и еще одна структура старшинства легла бы новым слоем на две предыдущие, и так дальше и дальше с каждой новой деталью.

Thousand Sons Banners

Пример легионных знамён Второго и Третьего братств Тысячи Сынов.

На самом простом уровне легион можно было рассматривать как пирамиду. На самом верху находился Магнус, высшая власть по всем понятиям, неоспоримый повелитель Тысячи Сынов в военных действиях, науке и управлении. Далее шли старшие командиры и магистры девяти братств, а ниже, в свою очередь, легаты и линейные капитаны, капитаны-адъютанты и сержанты-соискатели, которые различными способами руководили кругами внутри братств и командовали их операциями и отделениями на поле боя. Наивысшие и доверенные лидеры легиона формировали вокруг Магнуса шабаш, так называемый "Рехахти", который заменил расколотый и прореженный штаб легиона, обнаруженный Магнусом после воссоединения со своими сыновьями.

Данная представленная публике командная структура легиона верна до определенной степени, однако за кажущейся простотой скрывалась еще одна структура. Самоочевидно, что большинство командиров Тысячи Сынов являлись, за некоторыми исключениями, опытными псайкерами, а легионеры, чьи психические способности были не такими сильными, обычно стояли ниже своих более психически одаренных собратьев. Даже в случаях, когда два воина имели одинаковые звания, нередко старшинство определялось психическими умениями, а не ветеранством. Это разделение никогда не являлось официальным, однако оно не укрывалось ни от кого, кто был вхож в легион. Среди тех, кто обладал психической силой, их место в порядке вещей определяли два других фактора: их ранг в своем культе, а еще престиж этого культа относительно остальных. Соискатель низкого ранга одного культа не мог стоять выше старшего члена другого культа, но между соискателями предположительно равных званий эта разница имела существенное значение.

Помимо культов были и другие моменты, способные повлиять на полномочия того или иного человека. Членство в ордене и его место в этом ордене, положение в иерархии церемониальной власти просперинской культуры (вроде ответственности за определенный район Тизки) – все это были конкретные и измеримые факторы в расчете позиции легионера. Каждый из этих малозаметных и скрытых моментов пронизывал структуру Тысячи Сынов, отражаясь на относительном положении ближайших сподвижников Магнуса из Рехахти, а также том, кого включали в его постоянно меняющийся состав.

Военная диспозиция

Thousand Sons Astartes Preheresy 2

Легион Тысячи Сынов так до конца и не отправился от страшных последствий первых десятилетий существования. Даже спустя века, почти полное вымирание перед нахождением Магнуса до сих пор отбрасывало тень на численность легиона. Из-за этого наследия, а также консерватизма процесса набора, к моменту Сожжения Просперо он считался одним из самых маленьких легионов. Согласно подсчетам, его мощь достигала 80000-85000 воинов (иронично, но, возможно, наибольшей численности он достиг непосредственно перед уничтожением), и большинство из них базировалось на Просперо, когда не участвовало в завоеваниях. Но даже при таком количестве Тысяча Сынов являлась одним из самых небольших легионов во всем Космическом Десанте. Легионный флот был соразмерным и, по самым точным данным, насчитывал где-то сорок кораблей капитального класса и, вероятно, втрое больше меньших судов разных типов. Самый мощный из них был известен как "Фотеп", личный флагман примарха Тысячи Сынов: модифицированный корабль "Глориана", как считалось, усиленный дополнительной психической защитой и орудиями уникальной разработки Магнуса.

Как и большинство других легионов, Тысяча Сынов была распределена по различным фронтам Великого крестового похода, но из-за событий на Никее и реакции на них Магнуса, им довелось действовать в одиночку на протяжении большей части периода после порицания своего повелителя. Тысяча Сынов сторонилась других сил, и хотя продолжала сражаться во имя Империума, почти не отправлялась в удаленные операции, чтобы не оставаться вдали от родного Просперо и своего примарха на сколь либо продолжительное время.

Вот почему большая часть легиона была в пределах досягаемости, дабы откликнуться на зов примарха, когда за ними пришли Волки. Конечно, не только возможно, но и вероятно, что в экспедиционных или завоевательных флотах были и другие отряды, которые не успели вернуться на Просперо вовремя или так и не получили сообщение. Как и со всем, что связано с перипетиями связи и странствий в варпе, к константам стоит относиться с осторожностью. Сожжение Просперо стало роком легиона Тысячи Сынов, согласно официальным подсчетам, планетарный штурм пережило не больше 1000 воинов - снова это число.

По всей вероятности, на тот момент вдалеке от дома находилось еще несколько тысяч воинов, но часть тех отрядов быстро выследили в последующие годы, а остальные бесследно исчезли. Произошедшее следовало бы рассматривать как истребление легиона, но это не так, так как в годы Ереси Гора Тысяча Сынов появилась вновь, на этот раз на стороне предателей, а ее численность, принимая во внимание уничтожение, не подлежала никакому объяснению. Если, как утверждают некоторые, причина в том, что остатки легиона сбежали в эмпиреи, и в этом темном царстве за границей человеческого здравомыслия и времени восстановили свою численность, то кто может с уверенностью сказать, какая участь их постигла? Возможно, как утверждают еще более безумные теоретики, в действительности с Просперо не спасся никто, кроме отголосков мстительных мертвецов, вернувшихся, чтобы преследовать своих палачей. Если все обстоит именно так, внесло ли это свой вклад в грозную силу, которой стал легион в последовавшую Эру Тьмы?

Фракции

Красные ордена

В легионе помимо базовых структур существовало еще три обособленных ордена. Эти ордена стояли в стороне от братств с их кругами, и даже храмов просперинских психических познаний, поскольку их члены переступали подобные разделения. Они занимались не только практикой и оттачиванием психического мастерства, поскольку это было сфера компетенции великих культов, и не тактическими операциями легиона, а были скорее макромилитарными организациями. Возможно, наряду с перерастанием традиций и культуры легиона как единой упорядоченной структуры, их создали с целью взаимодействия с другими аспектами продолжающегося Великого крестового похода, поддержания целостности легиона и ведения дел с остальным Империумом.

Пять Просперианских Культов

Каждый легион в той или иной степени почитал своего примарха, но для легиона Тысячи Сынов он был фактическим спасителем. С его приходом они не только были спасены от физического извращения, но и получили человека, который был способен развивать их псайкерские силы. Опираясь на опыт Просперо, Магнус учредил в своем легионе Культ, пять учебных направлений, которые позволили бы его воинам расширять и увеличивать свои знания. На вершине пирамидальной иерархической структуры Магнус направлял своих последователей и контролировал психическое и философское развитие его легиона, как наиболее сильный и знающий, и десантники считали его примером и руководителем.

Все члены легиона были членами одного из Культа, который в свою очередь изучал одно из направлений пси-сил:

Охраной храмов и реликвариев всех культов на Просперо занимался клинковый кабал таинства Кхенетая.

Рекруты

Thousand Sons Pre-Heresy

Как и все Легионы Астартес, первоначально Тысяча Сынов была набрана из терранских десантников. Кандидатов, взятых в легион, выбирали из, возможно, наиболее стабильных, лояльных и культурно развитых территорий Императора на Терре, которые основательно прочесывались в поисках достойных соискателей. Главными из тех источников являлись Ахеменидская Империя, Анклавы Огненных Лордов Оауса и Кашайские Владения. Все они входили в число первых, кто поклялся в верности Императору и снабжал солдатами Его армии с самых ранних битв Объединительных войн. Кроме того, их население считалось в целом чистым от непредсказуемых мутаций, которыми страдало так много детей Терры. Известно, что кандидатов в XV набирали и из других регионов по всей Терре, однако не так много, чтобы это играло какую-то роль. Есть сведения, что многих первых рекрутов отбирал лично Император - честь, которой не оказывали практически ни одному легиону, и уж точно не в таких количествах. Император, сопровождаемый группой ученых, посетил претендентов и проверил совместимость их генетического кода с имплантатами XV Легиона. Те, которые подходили, были доставлены в лаборатории на Гималаях, чтобы превратить их в Астартес. Одними из первых претендентов были Айзек Ариман и его брат Ормузд.

После того, как Магнус заключил сделку с Тзинчем, чтобы спасти легион, только около тысячи из них остались в живых. Во время остальной части Великого крестового похода новобранцы набирались с Просперо, планеты с ограниченным населением, но это компенсировалось тем, что многие из её жителей обладали большой психической силой. В итоге Тысяча Сынов никогда не были большим легионом, не превышая 90 000 десантников - самый маленький легион.

Сейчас нам неизвестно, как они поддерживают свою численность, но со временем их становится всё меньше. Но один из имперских исследователей полагает, что всё же Тысяча Сынов обладает системой культов, которые занимаются поиском и подготовкой потенциальных рекрутов Легиона.

Известные события и битвы

Великий крестовый поход

Правда истории состоит в том, что из дурной славы не следуют поражения. Победа не привязана к благородству и тому, что некоторые называют чистотой. Поэтому, хотя многие и предпочли бы забыть об этом, до своего приговора Тысяча Сынов была не просто колдунами, но воинами, и притом довольно эффективными, на службе Императора. В записях Великого крестового похода отмечается, что они одержали не меньше побед, чем их собратья, однако в обычных сводках не упоминается того, что поставленных задач они нередко добивались с куда меньшим количеством бойцов, и часто эти победы оказывались чистыми и решающими. Нам остается лишь догадываться – если бы не Изменение Плоти, чего они смогли бы достичь?

  • Аккерединский вызов - одна из первых кампаний легиона.
  • Проксима III - зачистка сгнившего чуждого города трансгенных ужасов.
  • Гладрис - совместная с Космическими Волками кампания.
  • Секулорис - кара непокорные микакланов вместе с Имперскими Герольдами
  • Захват колоний Звёзд Цин: из-за прибытия на сбор на Остратисе роты Тысячи Сынов первый миллениал III Легиона увёл свои корабли. 
  • Колгренская кампания: контингент Сумеречных Рейдеров, который входил в состав боевой группы, отказывался смотреть, слушать и даже разговаривать с кем-либо из Тысячи Сынов, контактируя с ними исключительно через посредников и сервиторов
  • Покорение Некордо: капитану Ормузду потребовалось всего шесть часов, чтобы покорить этот мир лишь с двумястами воинов 
  • Налёта на Мегоранию: после него Легио Лакримэ дал клятву вечного братства с легионом Тысячи Сынов за то, что тот отогнал несметную орду орков от повреждённых титанов.  
  • Истребление кхравов: Тысяча Сынов шли в авангарде с самим Императором. 
  • Зачистка Безанта (823.М30) - война с колдунами-жрецами народа солнцепоклонников, где впервые дало о себе знать Изменение Плоти.
  • Приосанская кампания, прошедшая за 10 лет до воссоединения с примархом.
  • Каменка Тройка - мир, унесший жизнь капитана Апофиса. После него начались реформы в легионе.
  • Воссоединение XVII с Лоргаром: Император, Магнус Красный и два отделения Тысячи Сынов высадились на Колхиду.
  • Падение 72-9 - приведение к Согласию.
  • Покорение Золотых Апостолов - приведение к Согласию.

Ересь Гора

Долгая Война

Известные члены легиона

Великий Поход и Ересь Хоруса

После Ереси

Акхор'менет

Войска

Арсенал

Источники

  • Кодекс Космических Десантников Хаоса 6-ой редакции.