ФЭНДОМ


« На древних картах некогда рисовали белые пятна, подписанные грозным "Здесь живут драконы", напоминанием мореплавателю об опасностях, подстерегающих в неведомых и вероломных водах. Что ж, мой юный ученик, теперь взгляни на белое пятно на дисплее твоего ауспекса, и знай – здесь воистину живут драконы.  »

— старший адепт-пилот Табул Раса.

В пределах сферы среднеудаленных орбит Сентанима, в лабиринте астероидов, среди гравитационных приливов и случайных сингулярностей раскинулась таинственная пустота. Эта область стабильной гравитации не обозначена ни на одной карте и ни в одном звездном атласе, о ней не существует ни единой записи, ни один инфоосколок не содержит и намека на ее существование, а ее точное местоположение известно лишь немногим избранным (и весьма высокопоставленным) адептам Механикус Каликсиды. Ничто, однако, не способно остановить слухи о секретной космической станции, расположенной где-то в системе Станков, и измышления адептов, толкующих о мрачной и таинственной цитадели, где обретают плоть самые могучие создания из мифов и легенд Механикусов. Многие даже слышали ее имя, ненароком сорвавшееся с языка, одурманенного лишней кружкой джойликера или мусорным кодом запретной бинарной тинктуры, и имя это – орбитальная станция Паноптикон.

В IX веке М38 в пространство системы Пондус вошел таинственный корабль, матово отблескивающий стальным и красным в лучах яростного бело-голубого Сентанима. Расписанное черепами и зубчатыми колесами судно немедленно занялось интенсивной разведкой региона – лучи мощных ауспексов принялись зондировать окружающее пространство, скрупулезно исследуя, измеряя и каталогизируя его. Практически сразу был обнаружен целый ряд интригующих аномалий. Необъяснимые гравитационные приливы сотрясали систему. Сердце системы, ее звезда, излучало волновые каденции, повергнувшие в недоумение даже самых одаренных адептов-космознатцев и самые совершенные дешифровальные когитаторы. Сканирование перекрученных, переплетенных друг с другом астероидных поясов также дало поистине экстраординарный результат. Вскоре стало ясно, что система являет собой редкий и крайне интересный объект, владычество над которым принесло бы Адептус Механикус огромную пользу, окажись пространство Каликсида под властью Пакс Империалис. Однако не менее ясным оказался и тот факт, что в одиночку этот корабль не может провести полноценное и всестороннее исследование, так что все работы были свернуты, и судно эксплораторов, пройдя систему насквозь, кануло в варп на противоположной ее стороне.

Почти сотню лет спустя прибыло сразу несколько более легких судов, весьма, однако же, схожих с первым по конструкции и расцветке. Двигаясь скрытно и целеустремленно, корабли рассеялись по системе. Все пространство было должным образом просканировано и нанесено на карты, на каждую планету, каждую аномалию и каждую необычную космологическую особенность было составлено исчерпывающее досье. На трех планетах системы были обнаружены и позабытые человеческие колонии, многие тысячелетия не ведавшие света Императора. Было решено, что если Культу Механикус суждено завладеть системой, жители этих колоний станут идеальной рабочей силой. В момент, когда на Марсе и Терре только начался тонкий и осторожный процесс продвижения к этой цели, специализированный флот эксплоратор отчалил от планет системы Пондус и отправился навстречу опасностям ее свитых в безумные петли астероидных поясов. Флот сильно пострадал в ходе экспедиции, многие адепты и матросы погибли, но длительная и тщательная подготовка не прошла даром. Глубоко внутри смертоносного хаотичного облака перемалывающих друг друга космических скал был активирован древний артефакт, создавший вокруг себя "пузырь" стабильной гравитации и безопасную гавань в бушующем каменном море. Вскоре внутри этой безопасной зоны началось строительство, и будущий космический бастион стал быстро обретать форму.

Пока шло строительство цитадели, флот легких судов рассыпался по всей системе, неся на борту тысячи и тысячи ауспекс-кластеров, пиктографических сканеров и всепрорицающих массивов, которые вскоре были размещены на всех планетах и на самых крупных планетоидах всех трех астероидных поясов. Вскоре под наблюдением была уже вся система целиком, и каждое действие, каждое слово, каждую вокс-трансляцию отныне можно было засечь, проанализировать и записать. Размещение сети "Прекурсор" и постройка обсидиановой крепости закончились практически одновременно, сделав Культ Механикус владыкой системы задолго до того, как ее обитатели и власти Империума вообще узнали об этом.

Несколько лет флоты эксплораторов раздвигали границы исследованного космоса, используя станцию как тайный перевалочный пункт. В ходе крестового похода Анжуйского она служила командным узлом для идущих в авангарде разведчиков Механикусов. Завеса секретности над станцией не приоткрылась даже после того, как система перешла под власть Механикусов уже официально – о ней по-прежнему знали лишь наиболее высокопоставленные архимагосы. Сам генерал-фабрикатор вверил ее власти Лордов-Драконов, принявших на себя во имя Омниссии бремя пастырей новорожденного Механикус Каликсиды, недреманного ока, зорко озирающего свое стадо в поисках парши техноересей. Вот уже тысячу лет Станция служит нескольким целям: во-первых, это тайная штаб-квартира Лордов-Драконов, во-вторых, лаборатория по разработке и испытанию совершенно секретного оружия, и, в-третьих, хранилище оружия и артефактов, сочтенных столь опасными, что лидерам Культа Механикус приходится отрицать само их существование.

Железные кости, отлитые из руды, добытой на священном Марсе и стены, сложенные из полированного обсидиана пояса Этиам Йод, делают станцию Паноптикон самой неприступной крепостью системы Станков. Колоссальные стражи класса "Предвестник" сидят, замерев, на каждом подходящем уступе, подобно горгульям на стенах древних храмов. Их ауспекс-оптика и ревизор-аудиометрика бдительно прочесывают окружающий космос в поисках опасности. Станция служит центральным ядром сети "Прекурсор", ныне охватывающей все миры Станков, и даже некоторые неподвластные Механикусам владения. Обширные инфогробницы и процессорные блоки занимают огромную часть станции, а жар, исходящий от них – единственное, что колеблет спертый воздух этих огромных отсеков. Духи машин без устали просеивают лица, речи и поступки в поисках малейших следов еретической скверны. Эта система инфостеков настолько совершенна, что за ней необходимо постоянно следить, ибо кое-какие ее элементы сами стоят буквально в полушаге от ереси Богопротивного Интеллекта.

Глаза Дракона

Лорды-Драконы, организация Механикус Каликсиды, обладающая наиболее устрашающей репутацией, веками использует сеть "Прекурсор", чтобы тайно следить за каждым аспектом жизни на мирах Станков, тщательно вслушиваясь в ее многоголосый шум, в попытках вычленить из него соблазнительную песнь техноереси, совратившую с пути истинного столь многих адептов. Кроме того, она позволяет им хранить собственные тайны и весьма эффективно поддерживает иллюзию их всеведения. В темных залах, выложенных священным железом, Лорды-Драконы исполняют свой святой долг, совершая регулярные бдения над несколькими бесценными артефактами эпохи рассвета Марса. Огромные алтари в форме шестерен испускают загадочное свечение, в мерцании которого с каждой из стен загадочно взирает Шестерня Механикус. Большинство адептов Лордов-Драконов, пребывающих под этими скупо освещенными сводами, замкнуто и сосредоточено на своих собственных задачах – их привычка к секретности слишком сильна, и они не отступают от нее даже в стенах Паноптикона, своей самой священной и надежной обители.

Одной из важнейших частей системы безопасности Паноптикона являются бесчисленные мифы, которыми окутано пространство вокруг этой летучей крепости. С той самой поры, как Механикусы официально стали повелителями системы, люди стали рассказывать о мертвой зоне космоса, где корабли исчезают внезапно и бесследно. Среди матросов ходили бесчисленные байки о судах, насквозь прошедших неспокойные моря космических камней, и вышедших с другой стороны – без единого человека на борту и с начисто стертой памятью бортовых когитаторов. Большая часть подобных баек, однако, правдива. Корабль, слишком близко подошедший к Паноптикону, не оставляет Лордам-Драконам ни малейшего выбора. Корабль либо уничтожают, либо берут на абордаж. Инфостеки захваченных кораблей полностью очищают от любой способной вызвать подозрение информации, а взятых в плен матросов и офицеров переправляют на станцию, где им и предстоит встретить свою судьбу. Кое-кому будет дозволено остаться в живых – вечные пленники Паноптикона и верные слуги Лордов-Драконов. Большинству, однако, не следует ждать чудес – в лучшем случае их сделают рабочими сервиторами, в худшем – пропустят через процедуру необратимой остановки биологических функций с последующей переработкой органических останков.

По мере того, как Механикус Каликсиды рос и ширился, Лорды-Драконы стали осознавать необходимость содействия со стороны иных организаций Механикусов. Сами Лорды-Драконы – небольшая элитная структура, и масштабы некоторых событий просто выходят за рамки того, что они могут сдержать под контролем самостоятельно. Наиболее ценным ресурсом, которым обладали эти агенты, было доверие, и со временем в тайную паству Паноптикона стали вливаться все новые фракции и подразделения. Ныне в его залах обретаются громадные бронированные Мирмидоны, непрестанно пекущиеся о духах машин громадных осадных батарей Ордо Редуктор, едва сдерживаемая мощь которых в нетерпении ожидает призыва к битве. В темных коридорах неслышно шествуют легендарные мехассасины. Ходят слухи, что где-то в загадочных глубинах станции можно повстречать таинственного магистра Акьюторов Сета Самадхи, их внушающего страх повелителя.

Время шло, и изначальные грубые очертания станции менялись скоординированными усилиями Секьюторов-Драконов и осадных мастеров Ордо Редуктор. Независимые исследовательские площадки, испытательные полигоны и жилые хабы для растущего числа адептов и работников все увеличивали и увеличивали ее и без того впечатляющие размеры. Гигантские противовзрывные двери скрывают за собой орудия класса Ординатус, а складные фермы причальных захватов и распределительных площадок всегда готовы принять прибывающий корабль. Вершину Центрального Бастиона венчает Шестерня Механикус, грозно взирающий на саму Станцию и на каждого, кто дерзнет приблизиться к ней.

Внутренность Станции, всегда освещенная тусклым красным светом, становилась все более и более запутанной с каждой новой надстройкой. По этим сумрачным алым коридорам плывут облака священных благовоний, с точно заданной периодичностью испускаемые централизованной системой атмосферной рециркуляции. То, что некогда было станцией наблюдения и твердыней Лордов-Драконов, надзирателей Механикума, ныне – опорная цитадель почти полудюжины различных организаций, даже друг для друга являющих собой собрание нераскрытых тайн. Сердце станции, хранилище древних механизмов, защищающих станцию от хаоса окружающих ее астероидных полей, было отдано во владение Акьютор Сета, адепты которого укрепили его и нарекли Тумалой. Крепость внутри крепости, Тумала практически полностью само-достаточна, пустотные рвы отделяют ее от остальной цитадели, а дополнительное бронирование ее обшивки призвано защитить артефакты и системы, расположенные внутри. Черное сердце Паноптикона, Тумала открыта лишь для мехассасинов, их повелителей и немногих избранных высокопоставленных магосов из числа самих Лордов-Драконов.

Давным-давно, первый магистр Самадхи явился на станцию по причинам, ныне навеки утерянным во мраке веков. Тогда же было достигнуто некое соглашение между ним и Лордами-Драконами, согласно которому Тумала становилась основной базой подготовки для его учеников. Уже на закате своей жизни Магистр вернулся на Тумалу, чтобы лично заниматься тренировкой своих последователей-мехассасинов и погружаться в глубины бинарных инфоснов, медитируя над которыми, он надеялся познать истинное предназначения – свое и своего Сета. С той поры и по сей день, взойдя на вершину организации, каждый новый глава Акьютор Сета погружается в те же древние сны, восстав от которых, он отрекается от своего прошлого имени и становится магистром Самадхи, возлагая на лицо стилизованную железную маску, которую ему не суждено снять уже никогда. Однако легенды братства утверждают, что первый Самадхи так и не умер, и по сей день, погруженный в раздумья, прогуливается по пустынным коридорам Тумалы.

Отчет агента

  • Источник сообщения: Агент Обитус-12, Код Н-23 (Адепт 7).
  • Изначальный источник сигнала: Транспортное судно "Фортис Машина", Снабженец, пояс Этиам Йод.
  • Ретранслятор сигнала: Оккульт Окуларис, Внутрисистемная станция "Чи".
  • Шифр: Рог Трех Тайн Алеф-Парл.

Название таинственной цитадели – Орбитальная Станция Паноптикон. Если достоверна хотя бы половина собранных разведданных, именно она должна стать целью Альфа Проекта Фулкрум. Выхожу на дистанцию визуального наблюдения. Станция огромна. Как она не попала в регистры? Визуальное сканирование показывает ужаса… ХХХХ-

-ХХХХ …Ваш слуга не вернется. Ваше вмешательство сочтено недопустимым. Это предупреждение надлежит считать последним.

Омниссия есть источник всей Истины.

Идеи приключений

  • Одна из местных фракций отправляет аколитов на тайную миссию по расследованию деятельности Лордов-Драконов, и им удается проникнуть на станцию под видом экспертов-оружейников. Однако тут же становится ясно, что сбор информации и побег из Паноптикона – весьма серьезное испытание.
  • Аколитов нанимают расследовать деятельность высокопоставленного магоса с Хадда. Вскоре выясняется, что указанный магос сам занимается расследованием деятельности Мирмидонов. Возникает вопрос – кому верить, и кто из них действительно преследует интересы миров Станков?
  • Верховный фабрикатор убежден, что духи машин сети "Прекурсор" эволюционировали, сделав последний шаг, отделявший их от Богопротивного Интеллекта. Адептов посвящают в тайны Паноптикона и дают задание – изучить тамошних духов машин и вступить в схватку с Богопротивным Интеллектом, буде таковой действительно пробудился.