ФЭНДОМ


В каждом легионе космодесантников и последовавших по их стопам орденах существует корпус апотекариев для охраны генетического семени и здоровья боевых братьев. Но Сангвиний знал, что его отпрыскам понадобится нечто большее, чем обычные целители для того, чтобы устоять в бесконечной войне, которая в грядущие годы станет их предназначением. Пречистый предвидел, что однажды тень смерти угнездится в сердцах Кровавых Ангелов – хотя он не знал, как она туда проскользнет – и решил, что для должного контроля этой тьмы потребуется постоянный надзор. Посему он преобразовал апотекариев легиона в кровавых жрецов, наделив их столь же высокими почестями и важной ролью в духовном наставлении Кровавых Ангелов, сколь и капелланов Реклюзиума.

Церемонии и проповеди капелланов ордена убеждают боевых братьев отринуть внутреннюю тьму, тогда как кровавые жрецы призывают Кровавых Ангелов принять Красную Жажду, подчинить её и обрушивать мощь своей ярости на врагов в самые черные дни. Во всей крепости-монастыре лишь Кровавая Башня жречества может поспорить с мрачным величием Реклюзиама. Две башни – одна из которых подобна сверкающему маяку спасения и обновления, а другая зловещая и угрюмая – являются физическим воплощением двойственности глубин души каждого Кровавого Ангела.

Первичной задачей кровавых жрецов, как и апотекариев других орденов, является сохранение генетического семени. Если раненного Кровавого Ангела можно спасти из когтей смерти, то жрецы будут изо всех сил бороться за его жизнь, ухаживая за его ранами и применяя укрепляющие бальзамы, чей тщательно охраняемый секрет неизвестен за пределами алебастровых стен Кровавой Башни. Генетическое семя выживает внутри вернувшихся в состояние полной боевой готовности раненых космодесантников.

Но в галактике множество оружия, перед которым бессильно даже легендарное телосложение космодесантников, и даже обычное оружие может принести смерть, если им нанести достаточно ран. В этих случаях кровавые жрецы могут только успокоить дух умирающего боевого брата, готовящегося к забвению, или оборвать предсмертные муки единственных выстрелом. После смерти Кровавого Ангела жрецы могут сделать для павших товарищей лишь одно – изъять из трупа прогеноидные органы, являющиеся вместилищем генетического семени. Это едва ли не самая сложная часть обязанностей жрецов, ибо Красной Жажде не важен источник крови – лишь то, что она теплая и течет. Посему каждое изъятие генетического семени является не только ритуалом, необходимым для выживания ордена, но и испытанием разума и души кровавого жреца.

Кровавая Чаша 


Первые из них были дарованы жречеству самим Сангвинием. Легенды гласят, что примарх неким образом поместил внутрь каждой чаши часть своей сущности, и что носитель реликвии и окружающие его боевые братья слышат в голове голос Сангвиния, призывающий их к великим деяниям. За долгие века многие Кровавые Чаши были потеряны в круговороте войны, и, хотя количество сосудов ныне не равно количеству жрецов, в каждом нартециуме, основном целительном инструменте кровавых жрецов, заключили осколки уничтоженных чаш, чтобы не утратить благословение.

Частые ошибки
Очень часто и ошибочно кровавых жрецов называют "сангвинарными", однако если присмотреться к английскому языку, то становится ясно, что : слово "Sanguinary" имеет переводы : кровообращение ,кровавый, кровожадный, в контексте ангелов лучше подойдёт кровавый.Слово "Bloody" не используется, вероятно, из-за личных желаний games workshop, для придания званию кровавого жреца утонченности. Известны примеры слов, которые обозначают одно и тоже, например око и глаз, однако в зависимости от контекста одна вариация может быть более уместна, нежели другая, например "Око Ужаса" можно назвать "Глаз Ужаса", смысловая нагрузка та же , однако литературная стройность потеряется. Сангвиний же остается Сангвинием по той причине, что имена собственные не подлежат переводу.