ФЭНДОМ


« Невероятно. На любом другом мире нас бы и на стандартный килом не подпустили к этой штуке. А здесь… здесь нас просто некому остановить  »

— последние слова Гарборца Мусорщика (некоторые части тела до сих пор не обнаружены).

В пространстве Маркайновой марки лежит опустошенный Райбос. Некогда – верный Омниссии и важный мир-кузня, сейчас эта планета являет собой разоренную радиоактивную пустошь. Смерть обрушилась на нее в виде смертоносного и разрушительного потока гамма-излучения, выброшенного в космос погибшей неподалеку звездой. Фабрикатору Райбоса, Легариусу Герштольту, было прекрасно известно о высокой вероятности этого события, как из многочисленных рапортов его лексмехаников-звездочетов, так и из многажды перепроверенных логиспророчеств. К несчастью, те же самые рапорты и пророчества с уверенностью утверждали, что планета не ощутит на себе никаких негативных последствий этого зрелищного события; Герштольт даже повелел провести грандиозный логический молебен в честь Омниссии, наставившего их на путь истины.

Но вместо того, чтобы, согласно расчетам, пройти мимо, мощнейшая энергетическая волна ударила прямиком в Райбос. Каждый, кто в тот момент находился на поверхности планеты, немедленно погиб, поскольку смертоносный космический ветер сорвал с Райбоса защищавшую его атмосферу, и в кратчайшие сроки вся поверхность его стала одной глобальной радиоактивной сковородой. Мануфакторумы оказались способны обеспечить своим обитателям некоторую степень защиты благодаря своим громадным размерам и некоторым структурным особенностям – тем не менее, они оказались неспособны уместить под своими сводами всех желающих. Люди превратились в отчаянных беженцев, стремящихся лишь найти убежище и тем спастись от апокалипсиса, терзающего планету. Уровень смертности был чрезвычайно высок, и в некоторых районах достиг стопроцентной отметки. От полного уничтожения планету спасла только окутывающая ее густая пелена летучих промышленных отходов титанических предприятий Адептус Механикус.

Обнаружив потерю связи с процветающим миром-кузней, Ковенант Станков, задавшись целью выяснить его судьбу, немедленно снарядил экспедицию на Райбос. Когда эксплораторы прибыли туда, они обнаружили лишь опасный для жизни радиационный фон и плотный орбитальный занавес из обломков разрушенных катаклизмом космических фабрик Райбоса. Лидер экспедиции, магос-эксплоратор Тобориас решил, что наиболее оптимальным решением будет выждать, пока планетарные условия не стабилизируются – а до той поры о восстановлении кузницы не может быть и речи.

Из пепла

Через двести лет изоляции поверхностная радиация начала, наконец, спадать, и члены экспедиции высадились на поверхность планеты. Оказавшись там, они обнаружили мир, усеянный мумифицированными останками тех, кто в свое время не сумел или не успел добраться до ныне разрушенных внутренних санктумов кузниц. Все выглядело так, будто никто не пережил этой глобальной радиоактивной чистки; однако жители Райбоса оказались куда более стойкими, чем кто-либо ожидал.

Кому-то просто повезло, кто-то быстро адаптировался – как бы то ни было, некоторый процент жителей планеты катастрофу все-таки пережил; им, укрывшимся под безжизненной поверхностью планеты, удалось даже восстановить некое подобие цивилизации из разрозненных фрагментов своей прежней культуры. Исследователи флота эксплораторов нарекли их просто растеками. Пока шла изоляция, эти суровые люди продолжали чтить Омниссию, и без тени сомнения ожидать дня, когда они вновь покорят свой мир и возложат его к подножию престола мудрости Бога-Машины. Большинство из них чтит традицию пренебрежения биологическим началом своего тела – практически каждый из них хоть немного, но аугментирован.

Беженцы, чтобы выжить в течение долгих столетий изоляции Райбоса, были вынуждены утилизировать все, что попадалось им под руку. К счастью, на поверхность планеты можно было выбираться по ночам, а днем передвигаться и отсиживаться под ней, в огромной и запутанной системе транспортных тоннелей, подземных залов и переходов. Тоннели эти быстро стали мрачным и опасным местом, обиталищем иных, неведомых существ и диких тварей, избежавших радиоактивных пожаров и быстро эволюционировавших и приспособившихся охотиться на неосторожных. Многие тоннели Райбоса были достаточно обширны, чтобы вместить большегрузные транспортные поезда и многотоннажные левитационные машины; они сохранились, но теперь они стали вотчиной громадных и жутких чудовищ, без опаски рыщущих в поисках жертвы в своих подземных владениях. Кое-где даже образовались устойчивые экосистемы и климатические зоны, особенности которых напрямую коррелируют с типом кузни, располагавшейся над этим местом до катастрофы, а также последовательностью событий после нее.

Многие представители жречества Марса пережили апокалипсис и даже сохранили свою власть и влияние над остатками населения планеты. Некоторые из них изыскивают способы восстановить былое великолепие Райбоса, мастерски комбинируя мирный труд и военную силу. Другие склонны считать возрождение планеты невозможным, а значит любое стремление к этой цели – бессмысленная, и, следовательно, неприемлемая для разумного человека трата времени. Наиболее характерное занятие для склонных к этой точке зрения людей – прочесывание пустошей в поисках любых возможных реликтов и археотехнических артефактов. Искусство эксплуатации сервиторов также пережило уничтожение мира-кузни. После катаклизма выжившие сумели обнаружить и починить множество конструктов, а также получить кое-что из внешних источников. Многие из них – продукт полувосстановленных мастерских по ремонту и постройке сервиторов, продолжающих функционировать стараниями оставшихся в живых мастеров-ремесленников. Эти создания грубы в сравнении с творениями прочих владений Механикусов – в глаза сразу бросаются громоздкая конструкция с применением утилизированных и восстановленных имплантатов, а также крайняя примитивность нейрологических модификаций. Вне зависимости от места происхождения, этих бездумных работников можно встретить в каждом поселении – на Райбосе это не менее важная часть жизни, чем на любом другом мире-кузне.

К несчастью, среди тамошних обитателей есть и те, кто считает, что сотрудничество в местах типа Райбоса крайне малополезным занятием. Такие люди с готовность пойдут на грабеж и убийство других выживших ради ценных ресурсов и добытых кем-то сокровищ. Кроме того, на планету в последнее время все чаще стали стремиться одинокие техножрецы, склонные к самым безжалостным методам извлечения из руин сохранившихся технологий, но лишь для самих себя. Хотя риск такого мероприятия крайне велик, награда за него может быть неизмеримо выше.

Империи руин

Два самых известных магоса Райбоса из числа оставшихся в живых – это магос Везерим, бывший мастер литейной MFS1249 и хранитель шести из Двадцати Семи Обрядов Инициализации, и магос Гресикс, Лорд Тысячи Голосов. Эти магосы умудрились заполучить и удержать в своих руках власть над руинами мира-кузни, и оба обладают огромным влиянием, простирающимся надо всей их разоренной планетой.

Магос Везерим направил все свои усилия на объединение разбросанных по всему Райбосу выживших под эгидой законной власти Марса. Он ярый приверженец идей магосов фиделис, и рассматривает разрушение Райбоса как неопровержимое доказательство того, что миры Станков давно сошли с истинного пути. Он привлек множество сторонников, а его аугментированные армии – один из ключевых факторов на пути к восстановлению погибшего мира. Везериму удалось даже отстроить часть своей бывшей фабрики, и теперь она вновь, как и когда-то, штампует оружие под его холодным и расчетливым руководством.

В сравнении с Везеримом, устремления и амбиции Магоса Гресикса куда менее возвышенны – в общем и целом, можно сказать, что судьба собственно Райбоса его не волнует. Его домен, расположенный в глубоких подземельях громадных мануфакторумов кузницы Секундус уникален тем, что там используется почти исключительно труд сервиторов. Те немногие растеки, что живут под руинами этого улья, крайне неохотно идут на контакт с посторонними, а также избегают прилюдного общения как такового.

Самого магоса Гресикса никто и никогда не видел – он предпочитает говорить через своих сервиторов, и эхо его приказов разносят воксы его механических рабов. Никто точно не знает, чем именно занят магос Гресикс в своем темном логове, но ясно одно – он не доверяет никому, чей разум не находится в его власти. Впрочем, что бы он ни задумывал, все, кому "посчастливилось" обитать в непосредственной близости от владений этого магоса, живут в постоянном страхе того, что им рано или поздно придется стать невольными участниками его замыслов.

Что касается самого Герштольта, то о нем не было никаких известий с самой катастрофы. Прямо перед тем, как Великая Буря испепелила планету, кузница Приморис перешла в режим автоматической консервации, активировав внутреннюю систему обороны, которая немедленно и методично принялась истреблять всех, кому не посчастливилось оказаться внутри – и простых рабочих, и техножрецов. С тех пор никому так и не удалось проникнуть сквозь оборонительные периметры Кузницы и разузнать о судьбе Фабрикатора. Ковенант Станков, в свою очередь, не может назначить нового Фабрикатора, поскольку пока нет доказательств, что старый Фабрикатор мертв или уличен в ереси, процедура его замены потребует долгих лет дебатов и вдумчивого анализа древа всех возможных альтернатив. В настоящий момент идеей проникнуть в Кузницу Приморис одержим эксплоратор Тобориас – ходят слухи, что он щедро платит за любую информацию, касающуюся ее устройства и, в особенности, ее протоколов безопасности.

Идеи приключений

  • Где-то глубоко под поверхностью планеты обитает могучий дух машины, судя по всему, обезумевший вследствие потоков мусорного кода, вызванных Великой Бурей. В последнее время, похоже, он даже начал распространять свое безумие и на другие машины. Эксплоратор Тобориас засек следы оскверненного духа и дал аколитам задание: уничтожить его, пока не свершилось пробуждение кошмарного Богопротивного Интеллекта.
  • До того, как пасть жертвами катастрофы, мануфакторумы кузницы Приморис были близки к началу производства прототипа нового продвинутого оружия. К несчастью, шаблон его конструкции был утерян в ходе катаклизма, поглотившего Райбос сотни лет тому назад. Не так давно, однако, просочились слухи, что где-то в пустошах шаблон был обретен вновь и теперь аколитам предстоит вернуть этот бесценный артефакт, дабы он не попал не в те руки.

Источники

Dark Heresy The Lathe Worlds, Глава III: Доминионы Станков (перевод: Доктор Кот).