ФЭНДОМ


Зел Секундус – суровый мир, раздираемый сейсмическими возмущениями и огромными атмосферными штормами. Зародившаяся здесь жизнь эволюционировала, приспосабливаясь к кошмарной окружающей среде, и превратилась в одни из самых стойких и опасных ксеновидов, известных в секторе Каликсида. На вершине одинаково безжалостной и жестокой пищевой цепочки находится оседекс. Только родившиеся существа достигают трех метров в длину, а типичный взрослый представитель этого вида в три раза длиннее и обладает широким приземистым туловищем, обеспечивающим наибольшую защиту от суровых ветров Зела Секундуса. Схожие с огромными сороконожками, совершенно слепые прожорливые оседексы чувствуют добычу скоплениями чувствительных щетинок, покрывающих подбрюшье. Поскольку пустынный Зел Секундус не богат едой, оседексы охотно нападают на любое существо, сочтенное добычей, а обычно это то, что меньше их по размерам.

Вне планеты толстые щитки хорошо защищенных сегментов оседекса высоко ценятся за прочность. Это привело к нескольким попыткам охоты на незрелых существ, но, учитывая опасности, сопряженные с простым пребыванием на поверхности Зела Секундуса, большинство людей удовлетворяется сбором щитков умерших естественной смертью оседексов. Впрочем, некоторые люди (обычно иномиряне) считают, что добыча перевешивает любые риски.

Немногие проведенные исследования показали, что оседексы растут всю жизнь, но никто не знает, как долго они живут. Ходят слухи об огромных оседексах, достигающих в длину тридцати метров или больше, а некоторые утверждают, что видели действительно гигантских стометровых Пожирателей Костей.

Очерк о мире и обнаруженных на нем зверях. 258.613.Т41

Инквизитору Фельроту Гельту его верный слуга послушник Григор Кирре шлет приветствия. Как вы и хотели, я подытожил свою недавнюю экспедицию на Зел Секундус.

Никогда я не видел места, более не пригодного для жизни. С орбиты планета выглядит болезненно желтой, а большую часть её поверхности скрывают бурлящие облака дыма, пыли и серных испарений. Она напомнила мне огромное желтушное око, с ненавистью взирающее в пустоту, и вызвало мысль, что, возможно, для Сектора Каликсида было бы лучше просто выколоть это око, дабы его взор не искажал более плодородный мир.

Мне не хотелось бы повторить путешествие на поверхность. Могучие порывы ветра так бились о шаттл, что без стыда признаю, что я (и остальные) постоянно возносили молитвы Императору и Святому Друзу, дабы они присмотрели за нами.

Мне сложно представить того, кто добровольно приедет на Зел Секундус. Все шахтеры – каторжники, чьи преступления навлекли на них смертный приговор. Но Император, в своей безмерной мудрости, решил, что такие люди все же могут быть полезными для Империума до тех пор, пока не падут от одной из множества опасностей Зела Секундуса.

Едва ли я когда-нибудь забуду то, что видел на планете. Эти широкие потрескавшиеся равнины, устланные пеплом и пылью, холмы булыжников, вышлифованных ветром песком и покрывшихся ямками от серных дождей, неподвижные пруды сверкающей токсичной жидкости, плотные облака пара, вырывающиеся из засоленных дыр, и нависающие над всем огромные кривые отроги гор Зела Секундуса, каждый пик которых медленно разрушают вечные бури.И, словно сам мир недостаточно смертелен, нужно следить и за оседексами. атакованы оседексами.

Все живущее (и процветающее) на Зеле Секундус должно быть способно выживать в почти невыносимых условиях, поэтому существа этого адского мира крайне выносливы. Даже самый маленький из обитателей планеты, Серный Сепаратор, покрыт пластинами брони, способными отразить удары клинков и остановить пули тяжелого стаббера.

Также известные как «Пожиратели Костей», ужасающие существа огромны, самые небольшие достигают трех-четырех метров, а длина большинства – семь или восемь. Каждый сегмент их приземистых тел покрыт прочными пластинами, а подбрюшье усеяно медленно двигающимися ногами и крепкими когтями. Фактически слепые, они охотятся по звуку и осязанию, могут ощутить шаги человека среди буйства своего мира. Регулярная вибрация, так непохожая на беспорядочные толчки и сотрясения, типичные для Зела Секундуса, привлекает их внимание, как ничто другое, поэтому многие бронированные транспорты оказались

Не опасающиеся других местных существ – кроме более крупных оседексов – твари нападают неустанно, поэтому их крайне трудно отогнать. А вцепившиеся мандибулами в добычу оседексы поглощают добычу на раз.

Оседекс обладает пастью, способной пробить такую естественную защиту, и я лично наблюдал, что это существо может сделать с прочными стальными пластинами. Соответствуя своему имени, они могут (и любят) поглощать все относительно съедобное, пожирая плоть, ткань, резину, пластик и тому подобное. Обмотавшийся гибким телом вокруг корпуса транспорта или скребкового механизма оседекс неутомимо пытается вскрыть добычу и добраться до съедобной мякоти. Единственная надежда для пойманного в ловушку экипажа – вызвать ударный патруль и надеяться, что залп отгонит оседекса, не убив заодно их. Конечно, поскольку они лишь каторжники, если оседексов слишком много, то часто решают дать зверям сожрать добычу, а позднее вывезти остатки транспорта для ремонта или утилизации.

Чтобы проиллюстрировать мощь оседекса, я прикрепляю пикт-снимки, показывающие разбросанные обломки того, что, предположительно, было танком «Гибельный Клинок». В последнем сообщении от экипажа, посланного на дальний патруль в экваториальные пустоши, говорилось, что их атакует один или больше оседексов – каждый примерно тридцати метров в длину. Я не уделял этим историям особого внимания, считая их обычными баснями шахтеров, пока короткое улучшение погоды не позволило нам совершить недолгий разведывательный полет, во время которого мы пролетели над скелетом оседекса. Щитки, все ещё целые после того, как тело существа было съедено или сгнило, протянулись на десятки метров.

Из журнала инквизитора Фельрота Гельта. 307.624.Т41

Я благословлен тем, что не сталкивался с тварями подобными оседексу, поскольку мои расследования ещё не дали возможности личного путешествия на Зел Секундус. С некоторым сомнением я прочел доклад послушника Григора Кирре и задумался, что же существо могло противостоять «Гибельному Клинку» и уничтожить его. Могут ли помочь болтеры и лазружья против столь свирепой твари?

К счастью, в письме послушника Кире был ключ к тому, как лучше вести дела с оседксами. Хотя верхняя часть туловища скрыта за прочными и почти непробиваемыми щитками, подбрюшья – скопище ножек.

Здесь пластины гораздо меньше, тоньше и менее устойчивы. Если человек положиться на свою веру в Бога-Императора и будет противостоять чудовищу, то сможет превозмочь. Ему будет нужно добровольно позволить обвить то средство передвижения, на котором он странствует, и, пока осидекс пытается пробиться внутрь, напасть на открывшееся подбрюшье.

Суровые природные условия Зела Секундус привели к появлению у оседексов естественной стойкости к лазерному оружию и огнеметам, поэтому воин должен положиться на осколочное оружие. Гранатометы могут отогнать осидекса, хотя я считаю, что болтеры будут более предпочтительны. Их снаряды смогут пробить мягкие ткани подбрюшья осидекса и разорваться внутри, а если повезет, даже быстро его убить.