ФЭНДОМ


Мысль дня: усомнившись в своем Долге ты не выполнишь свой Долг. Наилучший служитель тот, кто повинуется без вопросов.

В первых десятилетиях восьмого столетия сорок первого тысячелетия, вспышки Мора Грешников подобно чумным бубонам расцвели в мирах Друзова пограничья. То было время плача, бесчинства и вероотступничества, разгула страха, вызвавшего гораздо больше смертей и осквернения чем собственно Мор. В первые часы или дни после заражения поражённые претерпевали скоротечную и жуткую мутацию искривления костей и появления безобразных наростов, - и в искажении разум ненадолго отставал от плоти.

Каликсидская Экклезиархия назвала его карой Бога-Императора, проповедуя, что Мор стал наказанием за тайное растление, пороки души проявились и выразились на плоти. Появились ложные провидцы и культы, утверждавшие, будто бы узрели следующий мир-жертву Мора Явленного Греха. Здания, как гражданские, так и орбитальные, горели по всему Пограничью.

Однако Мор не был деянием Бога-Императора или проклятием тёмных богов, но был он кознями техноеретика, Магоса Биологис Сар Рескве. Трибунал Механикус заклеймил её как еретика и провозгласил её отлучение в 710.М41, за умышленное распостранение поветрия мутаций на Форпосте 1253.

Она бежала со своими приверженцами, и Мор Грешников расцветал там, где она ступала. Не ранее 718.М41, когда Культ Соллекса сразился с военными кораблями Рескве во внешних пространствах Тигресса I, Инквизиция узнала правду. Железный Занавес Молчания держался долгие восемь лет, пока соллекситы ловили отлучённую Рескве, а она сеяла болезни и мутации по всему Пограничью.

Последняя группа техноеретиков - последователей Рескве была уничтожена вместе с ульем-колонией Теруксина в 722.М41, но Мор в Пограничье продолжался, малые вспышки один-два раза в десятилетие. Сама Рескве оставалась на свободе, добиваясь цели, которая почти неизвестна Ордосу, и остаётся мрачной тайной Механикус.

Тайная правда такова, что разум Рескве точит ржа Трансцендентальности: она отрицает существование Омниссии, веря вместо Него в то, что Омниссия-Который-Грядёт непременно возникнет среди Механикус. Рескве создаёт великую техноересь генетического искажения, обрушивая дата-псалмы на священные гены, оскверняя образ человека, как будто бы он был когитатор, а её Мор – кодовая дискета! Она ищет Золотой Генообраз, полагая его ключом к расе Людей-Что-Превыше-Людей, существ безграничных познаний, каждый из которых равен Омниссии.

Обрывки оставленные прежними техноеретиками научили Рескве выискивать Пять Ложных Образов, каждый из которых суть человекообразное чудовище, но, тем не менее, шаг по дороге к Трансцендентальности. Недавние вспышки Мора Грешников уже создали несколько образчиков Первого Ложного Образа, глубоко мутировавшего рода существ, которых Рескве называет "Преображенные". Плоть преображённого крепка, а внешность искажена и сильно отличается от человеческой, однако словно светится некой потрясающей жизненностью и здоровьем, а его искажённое лице спокойно и уверенно как у святого. Преображённый обладает разумом и волей способными посрамить любого магоса, но стал чуждым и непостижимым людям.

Преображённый это почти что святой среди мутантов, ввергнутый в новую жизнь и рассудок не по своей воле, боготворимый убогими жертвами Мора, которых он по мере сил опекает. Такая заботливость может быть пережитком сострадания из его былой, человеческой, жизни, или, возможно, признак того, что он далеко отошёл от имперской суровости. Те немногие заражённые что не до конца погрузились в бездну безумия, будут защищать преображённого до последней капли крови.

Из записей инквизитора Фелрота Гелта 3.937.750.М41

Я прибыл в святые пустоты Святого Друза в 720.М41, призванный на Конклав Мора проводимый на Архаосе в Башнях Многословия. Затем были годы проводимых Ордосом операций, приведшие к Вычищению Теруксина, в котором были уничтожены последние техноеретики, согласившиеся распространять Мор Грешников; но об отлучённой Рескве не был ни слуху, ни духу. Я ушёл с Конклава чтобы исследовать обломки и развалины, для поиска главного мотива, способного раскрыть образ мыслей Рескве, и, тем самым, её планы.

Склад ума Рескве. Я не начал постигать его пока не вернулся на Архаос в 727.М41, откликнувшись на вызванную мутациями панику на Удручающих Уровнях, регионе – помойной яме великого улья, юдоль отчаянья для философов, низвергнутых из Сколы Основания. Там, как и в сотне разных ульев миров Святого Друза, Мор Грешников вновь вспыхнул.

Мы обнаружили мутации и Мор, да, но также и чудовищную пародию на святое преобразование, осуществленную орудиями еретички. Мне ныне известно: Рескве истово верит в несовершенство и порок, но она сумасшедшая, считающая человечество полностью неспособным искупить свои грехи. Она ищет затравку для Перерожденного человечества – просеивая людей в поисках безупречных, тех, кого не сможет повредить созданный ей Мор. Да, безумие высказывать такое предположение, но я узнал его от мутанта, преображенного Мором в существо по ту сторону добра, зла, или здравого смысла. Не могу объяснить, как я усвоил это из его отрывистой, чудной речи. Она была подобна шифровке из нескольких слов, расцветших позже в понимание, полное и чудесное, точно отражающее то, что хотел сказать говоривший.

Мы обнаружили преображённого в заброшенных хранилищах либрария, окруженным свитой убогих мутантов, отдавших свои жизни в жалких попытках сопротивляться. Пожалуй, это милосердно, избавить жертву Мора от болезненного осквернения разума и тела. Но преображённый вел себя словно захваченный наигнуснейшей мутацией святой; невозмутимый и окружённый ореолом исходящего изнутри сияния, ожидал он нас в примитивной биологической лаборатории. Он заговорил с нами – речь его никто из нас не смог впоследствии описать – а затем склонил голову пред топором, принимая необходимость своей гибели. Никогда не приходилось мне видеть что-либо подобное, и молю Бога-Императора чтобы никогда больше не увидеть.

Отлучённая Рескве всё ещё жива, годы идут и возникают всё новые вспышки Мора Явленного Греха. Еретичка уймётся только тогда, когда будет найдена, приведена к публичному покаянию и сожжена во славу Бога-Императора. Лишь тогда кощунства прекратятся.