ФЭНДОМ


Исследовательская деятельность в пространстве никогда не бывает безопасной. Большинство тех, кто туда отправляется, достаточно отчаяны или тщеславны, чтобы рискнуть всем в погоне за призрачной надеждой на возвращение с богатством, знаниями или славой. Многие из них пропадают в Пространстве, а вернувшиеся редко невредимы. Так обстояли дела и с Мортом Уайтхолдом. Капитан Уайтхолд, некогда весьма известный вольный торговец, оказался пленником собственной безумной паранойи.

Прошло уже около трех десятилетий с тех пор, как капитан "Императорского Марша" ступил на Порт-Странствие дабы принять командование своим кораблем, чудовищным судном, в сравнении с которым даже легкие крейсеры Флота - частые гости Порта - казались карликами. С тех пор капитан Уайтхолд и его торговый флот многие годы курсировали через Пасть, подобно стихийному бедствию Пространства, став легендой для многих горе-исследователей, в силу превратностей судьбы или обстоятельств застрявших среди суеты Порта.

Именно во время одного из таких приключений в неизведанном регионе Пространства, прежде не тронутом рукой человека, и произошло падение прославленного капитана. Сам Морт ничего не рассказывает о тех событиях, а его команда уклоняется от расспросов, но по станции ходят слухи, что большая часть флота вольного торговца превратилась в безжизненные остовы, а сам капитан был проклят сущностью, наделенной зловещей силой. Спасаясь бегством, капитан Уайтхолд не сохранил почти ничего, кроме своей жизни. Он увел уцелевшие корабли на ремонт обратно в Порт-Странствие. По прибытии на станцию Морт покинул свой корабль и занял апартаменты на станции - в нем зародился страх перед "Маршем". По сей день "Императорский марш" лежит в дрейфе у стыковочной станции вблизи от Порта, а его команда смирилась с бездействием и пренебрежением.

Для обитателей Порт-Странствия Морт стал столь же привычен, как и монотонное гудение систем рециркуляции воздуха. Утративший рассудок вольный торговец нередко бродит по палубам станции, в его настороженном взгляде, которым он с подозрением провожает прохожих, видна искра безумия, а некогда роскошная одежда ныне служит истрепанным напоминанием о его славном прошлом. Те, кто слишком дерзок, чтобы понять все глубину его злоключений, встречают его презрением, а страшащиеся его судьбы - мрачным сочувствием. Хотя обычно он слишком потерян, чтобы с ним можно было вести прямой диалог, порой у него случаются периоды абсолютной ясности, иногда длящиеся по несколько дней за раз. Тогда он обычно возвращается к своей прежней помпезности и общительности, но в итоге все равно возвращается в параноидальный бред. По очевидным причинам Исследователям, жаждущим знаний и опыта некогда великого капитанам, следует вступать с ним в контакт во время этих нечастых периодов, ведь для предприимчивого космического странника его совет порой может решить вопрос жизни и смерти.

См. также