ФЭНДОМ


Этот мир-улей, находящийся в восьмистах стандартных днях от Сцинтиллы, является основным социальным и производственным центром в областях сектора, лежащих по направлению к краю галактики. Мальфи – это пасмурный мир с субтропическим климатом, мир разросшихся ульев и жилых массивов. Он существует за счет своего машиностроения и металлообрабатывающей промышленности, а его население приближается к числу населения Сцинтиллы. У всех жителей Мальфи есть камень за пазухой – они убеждены, что Мальфи должен быть столицей сектора и язвительно оспаривают верховенство Сцинтиллы.

Разумеется, со всеми своими супер-континентальными ульями и полным отсутствием природного ландшафта Мальфи больше чем какой-либо другой мир в секторе напоминает миры-ульи сегментума Солар, и в этом свете все его притязания на статус столицы кажутся обоснованными. Однако, политика и демография непостоянны. Расположение Сцинтиллы лучше подходит для того, чтобы быть центром эффективного управления всем сектором. Правительства ранних режимов, устанавливавшихся после кампании лорда Анжуйского, выбирали для своих штаб-квартир Мальфи, но территория сектора значительно увеличилась с тех пор.

Несмотря на все свои усилия, Мальфи остается окраинным миром, производящим и потребляющим колоссальное количество товаров. Он довольствуется тем, что распоряжается в мальфийском субсекторе, управляя территориями, лежащими по направлению к окраине и по вращению от Сцинтиллы. Губернатор субсектора, Джендрус Каффик, отвечает только перед самим лордом сектора Хаксом. На Мальфи находится Администратум и несколько важнейших банковских домов. Его номинальный правитель – Её преосященство матриарх Глидус.

Мальфи – это место, где плетутся самые бесчеловечные интриги, и это, возможно, именно та причина, по которой правители сектора обходят его стороной. Невозможно сосчитать все аристократически фракции, соперничающие за власть и внимание матриарха. Центральный дворец представляет собой лабиринт из залов и вестибюлей, муравейник, в который, как говорят пословицы, входили многие, но впоследствии умерли, пытаясь найти выход наружу. Можно нанять гидов, готовых провести визитеров по муравейнику мальфийского центрального дворца, но им нельзя доверять. На Мальфи в каждом поступке и в каждом жесте сквозят лицемерие и интриги. Найми не того гида и будешь обречен на годы дипломатических распрей и неожиданных дуэлей. О мальфийском дворце говорят, что «у жизни тысяча отдельных дверей», и это не преувеличение. Входя в мальфийское общество, вы входите в мир сложности и обмана. И мало кому удавалось вернуться живым.

Инквизиция

Каликсидский конклав, имеющий на Мальфи свое районное отделение, считает этот мир источником инакомыслия и ереси. Помимо множества политических фракций и подпольных групп (большинство которых либо спонсируется, либо находится под башмаком у мальфийских дворянских домов), поддерживающих и продвигающих узурпацию Мальфи роли столичного мира (стоит упомянуть, что за последние два столетия мальфийским диссидентам трижды практически удалось спровоцировать открытую гражданскую войну с Сцинтиллой), чрезмерно скрытное и лицемерное общество мальфийских ульев порождает множество сект и культов. Эти группировки быстро понимают, насколько просто замаскировать свою деятельность в многослойной, замысловатой мальфийской культуре фальши и обмана, а население ульев на поверку оказывается изобильным источником послушных и легко поддающихся влиянию рекрутов. Последние годы внимание Конклава привлекает одна особенно активная секта, влияние которой теперь распространяется и за пределы Мальфи.

История

Во время крестового похода Анжуйского, использовавшего как плацдарм и точку отчёта Синофию, регион, ведущий к Мальфи, стал целью одной из двух фланговых атак, благодаря тому, что на этом мире вольные торговцы уже наладили проимперские связи. Спустя двадцать лет войны Империуму удалось установить и укрепить своё присутствие на Мальфи.

В Мрачные Годы (363-369.М39) чума поражает территорию Мальфианской Цитадели. Мятежи и деятельность культов достигают такой степени, что начинают угрожать ранее стабильным мирам. Благодаря флотам вольных торговцев Сибиллины Хаарлок и Лудда Сабрехагена предоставляют возможность быстрому перемещению и переброске войск для талантливых и дерзких контратак боевой группы генерала Друза против ю'ват и их выродившимся союзникам людям. Эти действия не дают пасть мальфийскому регион, что, в противном случае, поставило бы под удар весь крестовый поход.

С 428-479.М41 на Мальфи наступила Власть Террора. С приходом к власти дома Коба устанавливается самый деспотичный и кровавый режим в истории сектора Каликсиды, грозящий мятежом и гражданской войной, а также желавший, как тайными, так и кровавыми методами, отобрать власть у ослабевшего Светлого дворца Сцинтиллы. В конечном счёте, дом Коба падёт из-за внутреннего предательства, а это оставит вакуум власти, что приведёт к двадцати годам междоусобиц, безвластия и мелких войн между домами на Мальфи, положить конец которым сможет лишь большая угроза, вызванная всем этим.

В 499.М41 произошло Кровавое Солнцестояние на Мальфи. Восстание ужасающе могущественного культа Пилигримов Хайта кладёт конец внутренним противоречиям на Мальфи, а сам могучий мир едва избегает полного уничтожения. Хотя Пилигримов Хайта и удаётся победить, они не были уничтожены, а до сих пор являются огромной проблемой для сектора Каликсида и причиной ужасных жестокостей.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.