ФЭНДОМ


Верховный главнокомандующий имперскими силами на Внешнем фронте, генерал Ганзорик одинаково страшит и врагов и друзей. В 775.М41 он был назначен в 61-ый полк маккавейских янычар, который в 780-ом прошел через варп-врата, окунувшись в ад войны в Иерихонском проливе. За два десятилетия боев на Орфейском клине, Ганзорик проявил себя толковым командиром. Он редко рассказывает о том, что повидал в эти кровавые годы, но несколько страшных ран он заработал именно тогда, командуя своими войсками прямо с передовой. Пережив ранение, которое едва не свело его в могилу, Ганзорик узнал, что ему уготован перевод в генеральный штаб. Недовольный возвышением, которое означало расставание с полком, вскоре он получил под командование целую группу армий, а вместе с ней – возможность блеснуть тактическим мастерством, решимостью и отвагой на совершенно новом уровне.

После отпадения Северова домината и образования Внешнего фронта, Ганзорик был вознесен еще выше – на его плечи легли эполеты лорда-маршала и тяжкий груз ответственности за противодействие орочьему вторжению, подавление злокозненного мятежа и установлению порядка в регионе, давно известного своим беззаконием. Вскоре Ганзорик заслужил свое прозвище, "Старая кровь и сталь", послав бессчетные тысячи гвардейцев на освобождение Култа. Первые успехи не показательны – лорду-маршалу отчаянно не хватает войск для того, чтобы добиться значительных успехов. Ситуация на Внешнем фронте катастрофическая, а масла в огонь подливает то, что Ганзорику приходится сражаться с одной рукой, привязанной за спину. Ибо немалая часть высокопоставленных военных сектора, осознающих суровую нужду в тайном наборе и переброске войск из Каликсиды на поля битв Иерихонского пролива, направляют туда свежесформированные части, что иначе могли бы сражаться на Внешнем фронте. Другие верят в то, что недостаточное количество солдат у Ганзорика – это плод целенаправленной политики выжидания того, что Северов доминат и орки Мракозуба перебьют друг друга. Никто не скажет, как замешан в этом "Старая кровь и сталь", и никто не предугадает, как он себя поведет, откройся ему правда.

Источник