ФЭНДОМ


Охраняемые Адептус Арбитрес Имперские законы формально известны как "Диктатес Империалис" или "Лекс Империалис" (что буквально переводится как "Книга Правосудия"). Из-за широко расползшейся по сектору Каликсида ереси отдельные участки часто ведут дела очень быстро. Чтобы поддерживать уровень раскрываемости, большинство участков-крепостей имеет комплекты когитаторов, содержащих сильно сокращенные версии некоторых прецедентов и вынесенных приговоров по делам, которые входят в юрисдикцию арбитров. Также там содержатся призванные ускорить работу каждого арбитра указания Каликсидских судей, Верховных Маршалов и даже самого лорда-маршала Горемана. Конечно, весь объем законов намного больше единственного тома, и ни один человек не в силах постичь больше, чем крошечную их часть. Они тщательно собирались в течение тысячелетий, и содержат слова самого Императора, строки каждого декрета и постановления, когда-либо выпущенного Верховными Лордами Терры.

Наиболее древние статьи записаны на рассыпающемся пергаменте, изложены на неизвестных языках безымянными чиновниками забытой эпохи. Каждый день добавляется сотня новых томов зашифрованных голозаписей и рукописного текста. Том за томом заполняют собой бесчисленные ряды искусно украшенных книжных полок Зала Правосудия на Терре. Каждый ряд вмещает в себя десять тысяч томов, полки устремляются к потолкам высотой в сотню метров. С течением столетий Зал множество раз расширялся и достраивался, и теперь это целый комплекс, занимающий много акров милями коридоров, уровней и комнат. Ученые, писцы и законотворцы ступают по ветхим мраморным полам, а над их головами, по узким галереям и лестницам, подобно паутине покрывающим полки, ползают судебные ассистенты и служащие низкого ранга, в поисках одной-единственной ссылки в течение многих недель и месяцев непрерывно перекапывающие нагромождения законов.

Каждый судья Адептус Арбитрес в определенный момент своей карьеры совершает паломничество в Зал Правосудия, чтобы вникнуть во все тонкости закона. Многие проводят там долгие годы, поскольку самые отвратительные, хитрые или далеко идущие преступления часто требуют, чтобы вынесению решения предшествовало длительное изучение. Хотя Диктатес Империалис всеобъемлющ, огромные количество более ранних дел и зачастую противоречащие друг другу указания могут мешать принятию правильного решения. В особенно сложных случаях для достижения результата могут потребоваться столетия — судья может потратить всю свою жизнь на то, чтобы все взвесить, тщательно расследовать, попытаться постичь суть проблемы, а затем просто передать неоконченное дело тому, кто его продолжит. Несколько тысячелетий спустя, когда обвиняемые давно уже мертвы, наконец выносится вердикт, и правосудие свершается на отдаленных потомках и тех, кто имеет какие-то туманные связи с настоящим правонарушителем.


Закон Каликсиды

"Закон Императора суть молот, коим мы сокрушим беззаконие" - из клятвы Арбитра.

Империум Человека охватывает миллионы миров и бесконечное множество душ. Планеты, полностью отведённые под сельское хозяйство, поставляют зерно, чтобы кормить и снабжать топливом индустриальные миры, покрытые суетливыми мануфакторумами и огромными кузнечными комплексами, пронзающими атмосферу. Фабричные рабочие проводят всю свою жизнь, создавая орудия войны — боеприпасы, пушки, броню, танки, и суда - которые в свою очередь отправляются на миры-крепости, а также могучим флотам и армиям Империума, чтобы они могли защищать владения Императора от многочисленных врагов. Одним из наиболее изобильных ресурсов Империума являются люди. Единственная задача большинства из них состоит в том, чтобы копать, ковать, управлять определённой техникой, либо же работать что-то строя, выращивая или исправляя. Кто-то задействован в неимоверном, бесконечном, гигантском бюрократическом аппарате, записывая, сопоставляя и кодируя — каждое дело должно быть заполнено и подшито, надлежащая десятина - высчитана и собрана. Некоторых насильно вербуют в команды космических кораблей размером с город, и они обречены провести остаток жизни, потея и надрываясь на какой-то сырой машинной палубе, даже не видя звезд. Куда больше людей призываются в полки Имперской Гвардии и проходят короткую, но жёсткую тренировку перед отправкой в одну из тысяч смертельных зон боевых действий, где продолжительность жизни исчисляется часами и минутами.

Однако, несмотря на всю свою сложность и мощь, миллионы миров Империума подобны пылинкам в море звёзд, составляющих галактику. И море это далеко не тихое. Яростные варп-шторма разрывают на части корабли, пытающиеся пересечь пустоту, либо разбрасывают их меж звёзд, а то и во времени. Безжалостные враги атакуют бастионы Человечества со всех сторон – жестокие орки, живущие лишь для битв и завоеваний, коварные эльдар, порабощающие и использующие людей для собственных нужд, прожорливые тираниды, чьи разрастающиеся рои поглощают целые планеты, и даже озлобленные предатели, пытающиеся развалить Империум изнутри.

На фоне этой сгущающейся тьмы, населению отдельных планет может показаться, что Империум – далёкая, абстрактная идея; о его существовании известно лишь со слов, принятых на веру. Бывает, что изолированные отдалённые миры в течении годов, десятилетий или даже поколений не посещаются и получают сообщений. Те же корабли, что всё таки прилетают, делают это лишь для того, чтоб взыскать десятину в виде продукции или людских ресурсов, редко давая что-либо взамен. Если же нужна помощь, будь-то военная или любая другая, то ее получение может занять годы, если она вообще дойдёт. Даже сам Император становится старым мифом, полузабытым божеством, почитание которого извращается и превращается в бессмыслицу. И необходимость блюсти закон Императора может показаться тяжким бременем, не имеющим никаких оснований и прав для существования.

На таком мире единственным напоминанием о власти Империума, а то и о самом существовании Империума, являются Адептус Арбитрес. Суровые и непоколебимые мужчины и женщины этой организации служат решительным напоминанием о законах Императора и обязанностях каждого гражданина Империума. Обычно даже мимолетного взгляда на могучие очертания бронированного участка-крепости Арбитрес, возносящегося над окрестными зданиями, достаточно, чтобы удержать даже самых закоренелых уголовников, активистов-мятежников и еретические культы от того, чтобы перейти границы дозволенного.

Оррик фон Дарн и Проекция Пакс Империалис

Почти тысячу лет назад Оррик фон Дарн, главный судья сектора Каликсида, на закате своей карьеры занялся интеллектуальными изысканиями и посвятил почти сто лет исследованию и анализу Пакс Империалис и его осуществления в Каликсиде. Хотя он написал множество книг и трактатов, его важнейшим трудом стала "Проекция Пакс Империалис". Это настолько объемный том, что для того, чтобы сдвинуть с места печатную копию, требуется два грузовых сервитора. Более поздние исследователи спорят, написал Фон Дарн Проекцию в попытке упростить применение Имперского Закона в секторе Каликсида, или же просто потому, что старик получал огромное удовольствие, копаясь в щекотливых вопросах юридического прецедента.

Основные свои аргументы фон Дарн приводил в пользу того, что внимание каликсидских Арбитрес должно сосредоточиться на мятежах, изменах и подрывных действиях против Адептус Терра, а большинством «меньших» преступлений должны заниматься местные планетарные силовики. Он заявил, что в секторе, настолько изолированном от остального Империума, такие преступления представляют самую большую угрозу имперскому правлению и должны жестоко наказываться.

Наиболее распространенные в секторе Каликсида наказания основаны на "Проекции Пакс Империалис". Допросы и казни на месте не только предписываются, но и поощряются. Определение меры наказания за преступление ложится на каждого отдельного арбитра. Измена и мятеж – преступления, за которые полагается наиболее мучительное наказание, и за которые труд Оррика фон Дарна требует казнить чуть ли не всю семью преступника.

Как это ни странно, недавно начали появляться более поздние версии этого труда, указывающие на большое влияние Экклезиархии. Эти недавно обнаруженные работы утверждают, что приказы архикардинала стоят выше приказов Арбитрес, даже в вопросах, касающихся десятины. Это обосновывается тем, что духовное здоровье Империума - наиболее важный фактор в безопасности человечества. Большинство судей объявляет эти труды фальшивкой, но малочисленное и скрытное сообщество из духовенства пытается продвинуть эту версию "Проекции Пакс Империалис" в более широкое пользование.

Даже сейчас, тысячу лет спустя, многие старшие арбитры Каликсиды считают работы фон Дарна чем-то вроде высшей инстанции в деле осуществления имперского закона. В настоящее время мнение лорда-маршала Горемана лишь укрепило то уважение, которым работы фон Дарна пользуются у многих каликсидских арбитров. Лорд-маршал имеет привычку цитировать "Проекцию Пакс Империалис", объявляя приказы, и говорят, что в его кабинете хранится почти полная коллекция книг фон Дарна. Некоторые судьи сектора Каликсида ошибочно объясняют такую привязанность Горемана к фон Дарну тем, что Гореману легче ссылаться на единственное собрание книг, чем неделями штудировать те тома, на которых эти книги основаны. Это, конечно, правда, что лорд-маршал предпочел бы решительно разбираться с недовольными, чем проводить исследования в либрариуме. Но при этом те же самые судьи не считают необходимым высказать это ему в лицо.