ФЭНДОМ


Боевые братья ордена Штормовых Стражей славятся всепоглощающим стремлением испытывать себя при любой возможности, будь то дуэли друг с другом или смертельные поединки с чемпионами врага на поле брани. Это стремление укоренилось так глубоко, что многие считают его унаследованным от неизвестного легиона-предка, хотя никто не может сказать, кем именно был примарх - все они желали себя проявить. Вечное стремление к совершенству делало многих Штормовых Стражей истинными героями, но также приводило к самым трагическим утратам. Боевые братья ордена совершали великие подвиги и становились легендами, но погибали в жестоких поединках, которых могли бы избежать, если бы не традиции.

Происхождение

Tempest Blade

Среди Штормовых Стражей возник обычай, основанный на тяге к последней битве. Воины, заслужившие хвалу всего ордена, объявляются Клинками Бури и собираются в специальные отделения ветеранов 1-ой роты. На поле брани Клинки Бури всегда ищут самых грозных врагов и вступают с ними в бой. Иногда воители сражаются порознь, если им противостоит отряд чемпионов, тогда как в другие времена враг столь огромен и силён, что Клинки Бури должны собрать все силы, хотя никому кроме их отделения не дозволено вмешаться в бой. Бывает и так, что старший из воителей объявляет, что он и только он повергнет врага, и тогда боевые братья собираются вокруг места поединка, чтобы никто не смог повлиять на его исход. Но Клинки Бури - не просто отделения ветеранов, они воплощают дух и стремления ордена. Каждый из сих воителей наследует учения, честь, а зачастую и снаряжения знаменитого предшественника, чьему примеру следует в своих деяниях. Поэтому говорят, что каждый Клинок Бури продолжает путь предков, и никто не может быть объявлен членом сего внутреннего ордена, если не докажет, что достоин подвигов легендарных воителей.

Клинки Бури - мастера ближнего боя, чьё оружие является святейшими реликвиями, а броню выковали знаменитые оружейники. Многие сражаются огромными силовыми мечами - клейморами, символом воинских кланов Сакриса. Другие предпочитают громовые молоты, силовые топоры, глефы или алебарды, но всегда носят оружие в обеих руках. Из-за таких предпочтений Клинки Бури вынуждены полагаться на способности к парированию или уклонению, а некоторые стали мастерами в отводе ударов врага рукоятью своего оружия.

Вдохновением и самой сокровенной мечтой каждого Клинка Бури является стремление заслужить место в "Лексиконе Героика", великом фолианте, хранимом библиариями ордена Штормовых Стражей. На страницах его многих томов описаны подвиги и смерти величайших героев, и через главы и стихи фолианта Клинки Бури узнают о традициях предков. Каждый изучает деяния одного из легендарных воителей и прежде всего стремится следовать его примеру. Так передаётся наследие, примеры из былых веков и тысячелетий ведут орден вперёд. Увы, самые ранние тома "Лексикона Героика" потеряны, запечатаны под крепостью ордена после инцидента "Немезида".

Некоторые не из ордена Штормовых Стражей отмечают, что в обычаях Клинков Бури есть нечто трагическое, почти фатализм. Каждый следует пути, который может привести лишь в гибели. Сами Клинки Бури могут возразить, что воина можно судить по тому, как он погиб. Они верят, что только в мгновение смерти воитель обретает истинное прозрение, осознав границы своих возможностей, и недоступное никому другому знание себя. Поэтому Клинки Бури с особым почтением относятся к тем, кто погребён в саркофаге дредноута, ведь они познали смерть, обрели прозрение и вернулись, чтобы продолжать сражаться. Многие из боевых братьев стремятся заслужить такую судьбу, считая её мигом величайшего откровения и кульминацией службы. Принятие Апокрифонской Клятвы и Долгого Караула - не редкость для Клинков Бури, ведь так они могут встретить врагов, с которыми не сталкивался ещё ни один воин, и подвергнуть себя воистину уникальным испытаниям. На службе Караулу Смерти Клинок Бури творит собственную легенду и возносится над обычаями предков, чтобы однажды его подвиги изучали будущие поколения, а имя было написано на священных страницах "Лексикона Героика".

Игровые параметры

Давно в проливе

Ты сражался в крестовом походе Ахила с первых дней, когда новообращённым принял участие в операции "Молотопад". Со времён тех давних битв ты встретился со всеми врагами, которых нашёл в Проливе, и возвысился, став посвящённым. Теперь ты принял Апокрифонскую Клятву, дав обет на протяжении Бдения отражать любую угрозу мерзких ксеносов в регионе и хранить Империум Человечества.

Сирота "Дитя войны"

Ты присутствовал при гибели "Дитя войны" и слышал сообщения боевых братьев, но был слишком далеко, чтобы вмешаться или хотя бы узнать, какая им выпала судьба. С тех пор тебя преследуют их последние слова, и ни исповедь, ни психокодирование не может очистить от них душу. Ты мог бы подвергнуть себя ритуалам очищения разума, но услышал об Апокрифонской Клятве. Вступив в Долгий Дозор, ты сражаешься с врагами Императора в холодной неведомой пустоте в надежде, что однажды эхо предсмертных криков боевых братьев стихнет.

Обет умирающему

Давным давно, когда тебя только приняли в ряды Штормовых Стражей, ты выслушал исповедь умирающего Клинка Бури. Павший герой попросил тебя выслушать его последние слова и исполнить долг, который он сам принял от предшественника. Попросил тебя оттачивать способности, чтобы однажды ты смог повергнуть поработителя и отомстить за давно забытое злодеяние. Лишь спустя много лет, приняв Апокрифонскую Клятву, ты узнал, что это за ксенотварь, но обет есть обет.

Последний брат

Ты лишь недавно вернулся с задания глубоко за линией фронта врага в холодной пустоте, охваченной щупальцами флота-улья Дагона. Там твоя истребительная команда взяла на абордаж огромный живой корабль и повергла бесконечные орды тиранидов, чтобы заразить его плоть экспериментальным вирусом. Несмотря на успех, в последний момент команда была опрокинута, и боевые братья отдали свои жизни, чтобы ты мог доложить о действии нового оружия. Ты был назначен в другую команду под руководством нового капитана Караула, но ещё не смог почтить самопожертвование братьев.

Возвращение из мёртвых

В последнем сражении перед принятием Апокрифонской Клятвы ты бился с грозным чемпионом Губительных Сил и считаешь, что поверг его в честном поединке. Лишь потом, вступив в Караул, ты узнал, что враг ещё жив. Неважно, сплёл мерзкий дар варпа ли заново плоть или вдохнул в уже мёртвое тело силы. Пока он жив, на твоей чести пятно.

Источник