ФЭНДОМ


Stenchbeasts of Strank

Посреди вонючих отходов планеты Странк обитает мерзкая Зловонная Тварь, создание, чей пикантный аромат стал символом всего грязного и пахучего в секторе Каликсида. В то время как большинство людей считают это существо не более чем метафорой для всего отвратительного и источником для многих грубых, тупых шуток, правда на самом деле ужасна.

У Зловонных Тварей тучная человекоподобная фигура; если они смогут встать прямо, то достигают около трех метров в высоту. Обычно они барахтаются, дергая всеми четырьмя конечностями в темных водах болот, где они обитают, хрюкая и рыча друг на друга, когда поедают мягкие водные растения и мелких животных, слишком медлительных, чтобы убежать от них. Будучи покрытые слоями жира, поразительно то, что они вообще могут передвигать свои массивные туши, но в действительности они гораздо быстрее, чем кажутся, и нападающая Зловонная Тварь выглядит по-настоящему страшно. Их некогда человеческие лица ныне выглядят раздутыми и имеют животные черты - свинячьи глазки и крупные челюсти украшают отныне их морды. Заросли сальных и невьющихся волос растут у них на спине, шее и в нижней части живота.

По всей коже Зловонной Твари проходят борозды и небольшие трещины, под каждой из которых виднеются множественные слои гниющей плоти. Наружные слои кожи зачастую слезают крупными пластами, которые в свою очередь часто пожирают сами Зловонные Твари. Этот период гниения и восстановления вызывает ужасное зловоние, из-за которого это создание и стало известно по всему сектору. Из глаз существа выделяется вонючая жидкость, способная в конечном счете проникнуть сквозь защиту даже самых продвинутых респираторов.

Когда Зловонная Тварь подвергается нападению, она обычна старается наброситься на противника в попытке сбить его с ног и затем втоптать в грязь и трясину болота. По причине того, что зубы у этого существа довольно маленькие, а руки Зловонной Твари еще сохраняют сходство с человеческими, их она и использует, чтобы погрузить врага под поверхность воды, попутно избивая и топя оппонента.

"Нет мира среди звезд"

Из дневников инквизитора Фелрота Гелта 401.737.М41

За долгие годы множество аколитов побывало у меня в свите. Одни работали со мной лишь однажды и исчезали сразу же, как только мои нужды в их услугах были удовлетворены. Другие, кого я считал недостойными дальнейшего сотрудничества, соответственно работали со мной всего один раз. Некоторые, кому удалось доказать свою значимость, оставались со мной столь долго, сколько это было возможно, и совсем немногих, которым светили большие перспективы, я с гордостью принимал в ряды Ордо Маллеус.

Следователь Сарангаас был одним из таких индивидов. Храбрый, преданный, посвятивший жизнь своему ордену, непреклонный в своей вере в Бога-Императора. Но теперь Сарангааса нет, он пропал где-то в обширных болотах планеты Странк, самом зловонном из миров.

Сарангаас отправился на Странк для расследования слухов о загадочных ритуалах, проводимых в честь Губительных Сил. Культ проводивший обряды (истинная цель, которых до сих остается для меня загадкой) был сосредоточен вокруг Первых Семейств, дворянства Странка, представители которого являются потомками первых поселенцев этого неприятного мира.

Я тоже слышал некоторые из этих слухов. Главным образом они повествуют о руинах, расположенных глубоко в самых густых и запретных из топей и болот Странка. Эти осыпающиеся громады камня - воздвигнутые не людьми - покрыты богомерзкими и загадочными пиктограммами. В определенные ночи в году культисты танцуют под полной луной и взывают к своим покровителям - отвратительнейшим из демонов. Предположительно единицы или больше членов этого культа состоят в Первых Семействах, и потому они, движимые жаждой власти, помогают Губительным Силам взамен на такие дары, о которых я не желаю даже думать. Вечная жизнь - таковой была их просьба, говорится в слухах. Никогда не болеть, не стареть, не умирать и оставаться навеки правителями Странка.

Если это правда, то значит, что члены этой предательской Семейки были дураками, все и каждый. Ничего не достается за просто так, в особенности, когда речь идет о пагубном воздействии варпа. Любая просьба имеет свою цену, и даже за незначительную благосклонность обитателей варпа просителю придется заплатить невообразимую цену в будущем. О чем я и говорил моим аколитам множество раз - ценой любого темного соглашения станет ваш здравый рассудок и душа, и, когда придет время платить по счетам, прибудут демоны, дабы забрать принадлежащее им по праву.

Пикт-снимки аколита Баара запечатлели мерзкие пародии на человеческую форму. Сильно раздутые туши, покрытые чем-то похожим на слои потрескавшейся и гниющей плоти, сдирают кожу целыми пластами ради загрязнения вод, где сами же барахтаются. Я содрогаюсь при мысли о том, что довелось пережить Баару, и представляю теперь, почему некоторые были не в состоянии точно стрелять - их тошнило от зловонной ауры, окружающей каждую тварь.