ФЭНДОМ


Самую главную батальную роту Чёрных Храмовников называют домом маршала и точно также, как и первые роты большинства орденов, она состоит из самых заслуженных и опытных воинов. Только тех, кто снискал высочайшую славу на полях битв, удостаивают чести вступить в ряды элитных братьев меча. Однажды стать одним из них – самое заветное желание каждого Храмовника.

Именно из этих героев выбирают маршалов. Когда маршал батальной роты гибнет в битве, те из братьев меча, кто стремится к командованию, сражаются друг с другом в серии изнурительных ритуальных схваток. Поединок может варьироваться от рукопашного боя до испытания на выносливость, в котором люди менее стойкие, чем Адептус Астартес могут просто погибнуть. Испытания продолжаются много раундов, пока не останется единственный победитель – окровавленный и торжествующий. Но даже после успешного завершения ритуала его право занять пост должен подтвердить верховный маршал, хотя на практике отказ маловероятен. Эта традиция стала догмой ордена и, говорят, берёт начало с самого основания Чёрных Храмовников. Она гарантирует, что командующим станет только тот, кто действительно желает им стать, и что наследниками верховного маршала будут самые лучшие воины ордена – ибо его выберут среди них.

Дом маршала редко сражается как единое подразделение – такое происходит только во время самых тяжёлых войн. Чаще несколько отделений братьев меча отправляют, чтобы усилить отдельную батальную роту. Присутствие мудрых и могучих воинов придаёт силы остальным Храмовникам – посвящённые и неофиты сражаются с ещё большим рвением, зная, что за ними наблюдают соратники самого верховного маршала. В бою они возглавляют наступление или формируют неподвижный живой защитный вал против всего, что только сможет выставить враг против Чёрных Храмовников. Они сдерживают свой пыл упорством, порождённым столетиями опыта.

Из всех воинов ордена именно братья меча обучены обращению с тактической бронёй дредноута. Каждый доспех это бесценная реликвия созданная мастерами-оружейниками в далёком прошлом, а учитывая рассредоточенность ордена, его будет очень трудно заменить в случае гибели владельца. Братья меча выглядят воистину вдохновляюще, когда выходят на поле боя в громоздкой терминаторской броне, украшенной развивающимися печатями крестоносца и священными текстами. Немногие враги могут устоять против них.

Очень редко братья меча отправляют рыцарей в Караул Смерти, но готовность этих рыцарей противостоять врагам Императора просто несравненна. Каждый из них могучий воин, и они столь же опытны, как ветераны первой роты любого ордена. Уникальное сочетание ревностного гнева и холодной решимости – пример для всех, кто служит вместе с ними – а также помогает истребительным командам справиться со всеми ужасами, что они могут повстречать в ледяной межзвёздной пустоте.

Ветеран Вечного крестового похода

Братья меча – ветераны множества войн, доказавшие мастерство и снискавшие славу, которую можно получить только в сражениях с врагами Империума на бесчисленных полях битв под бесчисленными инопланетными солнцами. За долгие годы боёв и кровопролития они обрели обширный опыт и изучили множество способов уничтожения мутантов, ксеносов, еретиков и демонов. К тому же у них есть желание и личная мотивация продолжать стремиться к воинскому совершенству, чтобы добиться славы как для себя, так для ордена и Императора.

  • Праведная ярость: сердца братьев меча пылают гневом тех, кто видел бесчисленные ужасы галактики и не может испытывать к ним ничего кроме ненависти. Их страсть к уничтожению нелюдей безгранична и её сдерживает только стоицизм, типичный для потомков Рогала Дорна.
  • Вечный крестоносец: брат меча многое пережил и победил вопреки всем испытаниям, а потому понимает насущную необходимость и праведность крестовых походов своего ордена. Пока он жив – он не перестанет уничтожать врагов человечества.
  • Смерть на любой вкус: брат меча постиг множество разнообразных приёмов и техник Адептус Астартес и может применять их против врагов с поразительной лёгкостью.
  • Яростная огневая мощь: у гнева Храмовника нет границ, и в шторме огня он проявляется столь же легко, как и в лязге клинков.